Марина Сафонова, Сергей Выливной
Том 2
Книга шестая

"Игры Богов"

Обложка книги _Игры Богов_

Я хочу увидеть равных Мне,
И поиграть в Богов, миры соединяя…
Где каждый Бог, своей Любовью
Соединив в себе миры, откроет новый…,
Где правил нет, а есть Любовь,
И чувства новые прельщают
Разыграться не на шутку вновь.

И сложно, может, психологически уйти
От подселившихся понятий: учитель − ученик,
Но Любовь всем в помощь растворит и эту глупость.
Ведь все мы − Боги, во всех нас чувства
Любовь, играючи, выводит.

И каждый может отстоять себя,
В себе Любовь, а с Ней букет из роз,
Где розы все Мной уж взращены давно,
От этого светло в душе и в теле также.

Оглавление

Предисловие

Необходимо повзрослеть уж здесь сейчас
Всем людям на родной Планете.
Сколько ж можно жить чужими мыслями?
Участвовать в чужой игре?
И жаловаться, страдать, утопая в сером хламе…
Без Света, без Любви, без выходов ко Мне − Зеранте.

Необходимо с Богом – Богом быть,
Играть с Любовью в жизнь.
Со Мной – Зерантой – быть на равных,
И ускоряться, словно миг, или мгновение,
Входя всегда в живую жизнь.

Необходимо лёгким быть, прозрачным,
Как бабочка, переливаясь на свету окрасом разным.
Лететь по жизни словно ветер,
Но, не сметая всё, а лишь усиливая и продлевая в вечность.

Необходимо отключить все мысли, разум,
И двигаться по жизни, словно птица,
Всегда лететь всё выше-выше,
Ведь с высоты всё абсолютно видно.

Необходимо личность пробудить свою
И быть в строю учётной единицей.
Когда спрошу, то получу ответ от цельного истока,
А значит, от Бого-человека.

Необходимо со Мною находиться всегда в связи,
И пропускать Мой Свет, себя высвобождая.
Уже пора входить в Мою игру,
Свою игру предвосхищая!

И этой книгой Я все выходы открою,
В необходимые Пространства Божьей силы.
И, по желанию, востребовать возможно эту силу,
Миры в себе объединяя.

Зеранта

Откровенная прямота – хуже воровства, или ино-путь "прямых"

Высота в пути объёмном
Как вода Земле нужна.

Объёмный путь и высота
Никак не смогут утверждаться
Лишь человеческим порывом определить,
А после вывести константу
Всех мыслей и поступков, трубя вовсю
О тонкой составной любых процессов.
Поэтому:
Словно в точку "очень чётко"
Каждый шаг прописан человеком.
Все действия отмеряны, точны…
Словно умудрённый архитектор
Коробку спичек взял
И тут же соорудил строенье жизни,
Где спичка здесь и спичка там
Подпоркой служат для всей жизни.

И попробуйте совет свой дать
О ветхости строенья…
Такие люди не поймут,
Ведь нет пути от Бога в них.
Есть только убеждения свои,
Мысли, основанные на знании…,
Пусть даже информационных блоков Бога.
Но правила пустые и законы…,
Ведь как без них:
Сам Бог вещает и о том,
Сам Бог вещает и о сём,
Прельщают человека идти своим путём,
Где Свету Моему и места нет.

И что плохого в том,
Чтоб человек зажил своим путём?

Ведь много разговоров разных,
Как Звёздный дождь,
Прошли по матушке Земле,
Твердя о выборе пути,
Своих суждений, мыслей…

Как же вышло так:
Человек идёт своим путём,
А Бога рядом нет,
Нет рядом и Зеранты?

Вот посему и выбор Мой:
Спущу Я дьявола на Землю.
И Он всех соберёт своих,
И армия "прямых" восстанет.

Но лишь для того,
Чтоб умереть, а далее
Спуститься в преисподнюю.

Я всегда желала людям индивидуальности,
Своего пути и многого другого
В счастливой вечной жизни без логического конца.
Но тонкость, без прямого утвержденья в жизни, −
Основа волшебства для человека,
Основа чистого общенья с Богом и со Мной.

И Мне не оставалось ничего,
Как объединить энергию "прямых".
Я сконцентрировала плотный шар,
Без выходов и входов,
Хотя, возможно вырваться из него,
Но выход есть Любовь ко Мне и Богу.

Этот единственный ключ
Открывает круг "прямых",
И можно выйти в жизнь.
И был он у Ахметова в кармане.

Но вместо волшебства,
Где тонкость здравой мысли
Должна иметь Пространство для Меня − Зеранты,
Он усугубил ребячество и плотный шар закрыл.

Поэтому футбол он основал,
Не в этой жизни, а тысячелетия назад.
И круглый мяч в основу жизни взял.
И утвердил "прямых" в каком-то смысле жизни.

Свои идеи он не предал,
А очень прямо всем сказал:
Есть я – Ахметов − и футбол,
Чего желать ещё от жизни?

И вот нескромная толпа
Гоняет шар по стадионам,
Другие, кроме вопля: "шар забей",
Не знают ничего иного.

Этот круг прямо-людей
Расположился в центре шара.
Им не нужно ничего,
Кроме смысла жизни в шаре.

Иные люди отошли от центра в край,
Возможно, им не нравится футбол,
От этого презренья катятся в центр шара,
Причём с неимоверной прямотой.

"Вы что гоняетесь за шаром?
Как будто дел нет на Земле иных!"
И тут нельзя не согласиться с замечаньем,
Но привкус гнилью отдаёт.

И вот, куда ни глянь,
"Прямые" правду жизни выдают,
Зачастую в точку попадая,
Ведь знают, что и как,
Ведь знания не утеряли…

И тут вот мысли все о том,
Чтоб лучше вы не знали ничего,
Чем знать прямолинейно так,
Вгоняя в точку жизнь.

А дьявол-то… на Земле уже,
Он соберёт всех, если не собрал уже…
И этот бич усугубится в людях.
Казаться будет: всё темно,
И нужно свет всем донести
В прямолинейной плоскости "прямых".
И побегут "прямые"
Ино-свет нести всем,
Утверждаясь в правоте своей
И утверждая прямоту свою.

Но это лишь ловушка Бога,
Ведь дьявол – кто, если не Бог?
Хотите мыслить прямо, сухо,
Совсем без Света Моего?
То так тому и быть,
Только по другую сторону
Бог соберёт Своих,
Впускающих Меня в себя.

И будет больно же до слёз,
Когда со Мною вас не будет.
И все попытки обогнать себя
Окажутся поспешны, не у дел.

И… никак не скрыть порыв "прямых"
В подмене Бога без причащения к святому:
Ко Мне – Зеранте, к помощи Моей волшебной.

Порой Мне кажется…
Жестокий эгоизм "прямых" засел так глубоко,
Что сил нет отслоить всю гниль от них.
И ведь это выбор их: сжигать мосты разумности святой,
Запираясь в шаре плотном.

А всего-то нужно полюбить Меня – Зеранту,
Но без страсти, без эгоизма к самому себе.
Иначе выйдет очень странная любовь:
Меня во Мне любить.

Эта огромнейшая ошибка
Оставит без развития отношения со Мной.
Любить во Мне Меня… означает:
Не любить вообще себя,
А только восхищаться одной Мной.

Кто же пожелает для себя такого:
Жить Моими мыслями,
Живя в Моём Пространстве?

Это не жизнь, а подражанье жизни.
И очень важно полюбить себя,
Свои мысли, свои желания и многое другое,
Что в Пространстве человека может вечно расширяться.

Но без Света Моего никак,
Значит, Свет Мой нужно принимать,
Вести общение со Мной в своём Пространстве,
Оставаясь личностью для Бога.

В своём Пространстве человек
Должен интимно мыслить, интимно жить…
Но если открывается выход в измерения иные,
Где Пространства других людей
Зависят от решенья человека,
То интимность мысли своего Пространства
Решать за Бога, что и как, − недопустима.
И это нужно понимать,
Иначе Бог рассердится не на шутку.

Но для этого нужна Любовь,
Иначе как понять и полюбить другого человека?
А без Любви прослеживаются только
Правила, законы и дела "прямых".

Да и Любовь в себе таить необходимо мудро.
Иначе, как говорят:
"Любовь страшна, полюбишь и козла", −
Последует по пятам за человеком.
А далее потеря личности своей.

На первый взгляд всё сложно может показаться…,
Но… как иначе жить в Пространстве и Пространствах Бога?
Только через свою целостную личность,
Только через свою Любовь ко Мне − Зеранте,
Только через Любовь в себе к Земле,
Ко всему Творящему Пространству,
Ко всем людям на Земле,
Ко всем людям и других Планет…

Но чтоб не жить с "козлом" или "козой",
Существует собственная личность,
Уважение к себе и Любовь к себе.
И Я не скажу: это – основа, или правила для жизни.
Нет, ведь нет основ иль правил в жизни,
Есть Любовь, Она свободна.

А правила, законы в жизни
Утвердили для себя в обход Меня – Зеранты −
Не плохие люди, но до тошноты "прямые".
Вот в голову свою вобьют, что надо так,
И двадцать лет прямо идут напропалую,
Утверждаясь на себе.

Но позвольте, Бог − живой
И каждая секунда жизни также…
И если двадцать лет идти в прямой,
Не значит это, что отреклись вы от Меня,
Считая свой подход наиглавнейшим?

И как же дальше жить,
Когда Светило Я прикрою?
А дьявол тут как тут…
Усугубляет всё скупое,
Подталкивая вас на подвиги прямые.

А потом Я крики слышу:
"Эй… Зеранта, что такое,
Я ведь шёл(шла) с тобой?"

И как ответить Мне понятней?
"Я шла, но рядом не было ведь вас.
Вы утверждались в правоте своей,
Не слыша никого: ни Бога, ни Меня – Зеранту".

Любовь имею!

Оглавление

Игры без потерь, или исток игры в Любви

Жизнь – это свобода воли…
Жизнь – это свобода мысли…
Жизнь – это Любовь…
Жизнь – это игра Богов…

И на этом можно было бы закончить эту книгу,
Но боюсь, пока слова легли лишь на бумагу.

Иначе как объяснить такую глупость:
Тысячелетия тому назад
Один сказал: "Есть я – Ахметов − и футбол".
Потом добавил:
"Теперь все дружно взяли…,
Организовали нечто наподобие арен,
Собрали дружные команды…"
И началась игра…
Изначально в Мексике воспроизвелась она.

Только не мячом,
А отрубленными головами
Забивали голы друг другу
Вошедшие в игру чужую люди.

Это была кровавая игра,
Проигравшим оставляли жизнь в позоре,
Выигравшие лишались головы,
Но шли, как думали они, в жизнь вечную одни.

И длилась эта эпопея не один век,
И верили люди не себе, не своей свободной воле,
А ахметовской игре, которая, якобы, была от Бога.

И если проследить в веках эту игру,
То сам зачинщик не сыграл ни матча,
Но подбивал он многих на мнимый подвиг,
А сам в сторонке наблюдал,
Да и энергии стяжал.
Но не от Святого Духа
Шли энергии к нему,
А от безволия глупо-людей.

Всё это Я усматривала,
Фиксировала и размышляла:
Как быть с людьми?
Как быть с Ахметовым?
И как добиться несложной арифметики:
Энергии миллиарда он стянул, скажем, украл, −
Вернуть обязан вдвое больше…
Ведь люблю всех… Кто б знал.

Ахметова игра не от Бога рождена была,
Ведь должна быть цель в каждой игре,
Но без пристрастий эгоизма,
В Любви она Пространства покрывает,
Быть может, входя в них, но без потерь...

Так вот, в Донецке Ахметову Я в помощь
Открыла Иверскую церковь (монастырь).
Ту, что рядом с аэропортом была.
Можно церковь и храмом называть,
Но храмовые дела совсем другую функцию несут.

В этом случае, как Я говорила, математика проста:
Необходимо было в помощь Мне
Вывести энергии миллиарда из шара.
Затем к миллиарду добавить миллиард.

И всё, чего ещё желать?

Параллельно с этим делом
Я открыла храм (монастырь),
Тот, что Касперовским называют.
Построен был он на месте психбольницы.
И цель практически не отличалась:
Вывести больные души в жизнь.

Я ход давала и Свет свой поселяла,
Продлевала и церковь Иверскую освещала.
Так же дело обстояло и с Касперовским храмом.
Чтоб было понятно, сейчас Я вывела итог.

Вообще, конечно, Я удивляюсь,
Чего вам нужно, люди?
Все бегают по храмам и церквям,
Там свечи жгут и слушают уставы,
Где, перевернув страницу молитвослова,
Главный в попском деле чин
Призывает помолиться Пресвятой Деве Марии.
Но какая цель молитвы?
Не знает даже поп…

Но кто-то ж прописал:
"Молитесь, вот молитвы вам".
Но цель он не сказал этой затеи.
А ум пытливый с чего угас,
Как только человеческое тело,
Кроме семьи, работы, магазинов,
Забредает в храм?

Может, платить за это нужно…?
Тогда начнут хоть по чуть-чуть
Включать свой ум, затем и душу подтянуть уж можно.
Это, конечно, шутка, но возмущаюсь Я,
Никто не хочет знать простейшей цели
В любой своей затее.

А если всё убрать?
Стереть всю память о семье, работе, магазинах и т. д.,
В общем, стереть весь мелкий план
Государственной общины…
Я думаю, придёт всем большой…, не буду говорить "что",
Думаю, догадались…
Ведь нет даже мысли оживлённой,
Ведь и цели-то нет живой.

Вот как раз о цели и позабыли в Иверской-то церкви…
И можно ли работников этой общины
Назвать слугами Бога?
Нет, там дьявольщина процветала все эти годы,
Причём девиз этой общины: не украдёшь − не проживёшь.
В ней только Свет Мой воровали,
Но Бога никто не продлевал там.
Зачем? Когда Ахметов и его партнёры
За счёт этой церкви жили,
Вернее, за счёт Света Моего…
Устроили себе контору в этом месте
И укореняли плотный шар.
Работники же этой церкви
Так же размышляли и ахметовским планам чётко помогали.

Но позвольте, Я открывала эту церковь не для этих целей!
Людей спасать, а не наживаться на чужой игре.
Поэтому Я разгромила дьявольскую церковь,
Но перед этим энергию свою Я изъяла.

На Донбассе, не понимая всеобщие процессы Бога,
Люди говорили сгоряча:
"Украинские каратели сожгли святую церковь
И не побоялись Бога".
А с чего бояться было им в этом деле?
Ведь Я – Зеранта − отдала приказ
На уборку в этом месте дьявольщины.
Так и случилось в нужный час.

В Касперовском же храме
Дела иначе обстоят.
Спасают души в нём людские.
Хотя, конечно, Мне не нравятся
Определённые в нём люди,
Но их сравнительно не много.

Метёлкой в нужный час
Я вымету слепых и чёрствых эгоистов,
Так сказать, освобожу Я этот храм
От неугодных Богу приживал.

И чувствовать же нужно благоволенье Бога!
Казалось бы, вот два места Бога (два монастыря):
Иверская церковь и Касперовский храм,
Но в Иверской-то церкви – дьявольщина процветала,
А в Касперовском храме слышали Меня.
Поэтому там Бога продлевали.

Но людям не понятны всеобщие процессы…
Увидев храм очередной, бегут в него, не понимая
Ни себя, ни целей Бога…
Быстрей бы поставить свечку
И помолиться во спасение своё,
Да и приплести свой род к тому:
Мол, спасите, Зеранта, и его…

Да Я не против спасти вас,
А тем более − ваш род,
Но подождите,
От вас всего желанье ведь исходит:
"Давай, Зеранта, помогай и мне и роду моему",
А сам человек поставил свечку или свечи в храме,
И на этом − всё, как говорят, завершена работа.
Но нет, так не пойдёт…
Тем более, кто ставил свечи и молитву отдавал
Не Мне, а ахметовским планам,
Соответственно, в Иверской церкви
Дела такие происходили,
Тот помогал не Мне и Богу,
А дьявольщине эгоизма и похоти мирской.

Вот потому стреляют в вас,
В ваши дома… И тишины не ждите…
Сейчас и вирусам проснуться час,
И они обрушатся на вас, на ваши семьи,
Убирая в преисподнюю сейчас.

А как иначе?
Я бы хотела, чтоб проснулись все
И пожелали возродиться,
Полюбив Меня – Зеранту.

Я бы хотела,
Чтоб затаились все, притихли
В своих домах, в своих квартирах
С целью: настроить вечное общение со Мной.
Ведь в повседневной суете,
Где рабочие места сгущают тучи,
Невозможно открыть в себе необходимые каналы Света.

Да… и не в каналах дело всё…
Их не открыть в себе без уважения ко Мне,
И это – минимум, который отведёт к Любви.
А вот Любовь… способна Бога раскрывать
Во всех своих затеях и многомерности объёмной.

Вот − тот живой секрет, открывающий Пространства все…
И так сразу, скажем, с налёту не полюбить Меня – Зеранту,
Я ведь большая очень…
И многие входили в ступор, путая Мой Свет с Любовью…
И Я их не виню, с этим все столкнутся,
Обжигающий уж очень многомерный Свет Мой.
Любовь ведь так же обжигает, но Она своя…
Мой же Свет от Бога истекает, от Меня − Зеранты…
И нужно Свет Мой продлевать,
А вот Любовь в себе таить, Она сближает,
Не со всеми, только с теми, в ком продлиться сможет.

И вот это уже игра…
И нет потерь в ней,
Только расширенье.
Любить ведь можно всех,
Это в потенциале,
Но сближаться… с избранными.
И вот тут бы разобраться,
Узнать все правила игры.
Но правил нет…
Ведь есть Любовь,
Есть Дух, есть цель,
Есть Бог и Я – Зеранта,
А значит, игры начинаются Богов…

Любовь имею!

Оглавление

Сложных путей не существует, выход к себе открыт

И утром ранним однажды все поймут:

Религий нет уже и веры в Бога;
Казалось всем: живи и верь,
Крестись и в пол поклоны отдавай,
Чтоб Бог увидел человека
И, соответственно, помог.

Теперь отныне и в века
Бог заперт в человеке,
Попробуйте Его открыть,
Прочувствовать и оживить.

И Я – Зеранта − этому свидетель,
Я − Бога Дочь и Перво-Женщина, и Мать всем людям,
Я знаю, как можно Бога оживить
И выйти в Свет миров
Всего Творящего Пространства.

И выход есть!
И выход есть Любовь!
Ко Мне, к Моим делам,
Что все миры объединяют…

И Я зажгла тот дивный Свет,
Где жизнь живёт всеми цветами,
Где радуга объединяет всё
Возбуждающим порывом в человеке.

И эти чувства все в Любви хранятся,
И Бог, и Я – Зеранта − также.
Попробуйте, не сразу, по крупицам,
ЕЁ заполучить в себя!

И вот с каждою крупицей
Любовь, словно тончайшей кистью,
Мазки пропишет на холсте,
Или в душе, зовущего ЕЁ человека.

А души подтянула Я
Практически к каждому человеку…
Ведь без души… Любовь не сможет
Завести все чувства в человеке.

Теперь, Я думаю, понять не сложно,
Что нет каких-то ступеней роста
И знаний чёрствых, соединяющих миры,
Также нет путей Святых,
Которые подводят к Богу.

Поэтому Бого-служители в храмах разных
Никак не могли подняться к Богу,
Хотя попытки были воскресить в себе Любовь,
И это были единицы осмысленных Богов.

И если кто-то скажет,
Любовь в себе не воскресив:
«Я знаю Бога и миры»,
То это − ложь и путь «прямых».

Мой круг людей так тоже может говорить,
Но чувства в каждом Я ведь раскрываю…
И стоит Мне отвлечь Себя −
В мгновенье в каждом ночь нагрянет.

И здесь понять необходимо:
Могу, конечно, Я все чувства открывать,
С Моим-то Светом…
Но чувства ведь − Мои,
И Свет − Мой… в каждом чувства зажигает.

И Я не против любящих Меня людей
Сопровождать по миру и мирам,
Но словно куклы подо Мной
Они ходить по жизни станут.

А Я хочу увидеть равных Мне,
И поиграть в Богов, миры соединяя…
Где каждый Бог, своей Любовью
Соединив в себе миры, откроет новый…,
Где правил нет, а есть Любовь,
И чувства новые прельщают
Разыграться не на шутку вновь.

И сложно, может, психологически уйти
От подселившихся понятий: учитель − ученик,
Но Любовь всем в помощь растворит и эту глупость.
Ведь все мы − Боги, во всех нас чувства
Любовь, играючи, выводит.

И каждый может отстоять себя,
В себе Любовь, а с Ней букет из роз,
Где розы все Мной уж взращены давно,
От этого светло в душе и в теле также.

Но Свет этот − также Мой,
И Я не против поделиться им
С Моими близкими друзьями.
И каждый может близким стать,
Когда поймёт Меня – Зеранту.
Когда осознанное уважение ко Мне
Взрыхлит всё потаённое в душе и в теле,
Тогда открыт уж путь к Любви.
Но не к Моей Любви, − к своей,
Оставленной давным-давно во многих воплощеньях.

И нет греха, грехов, как думают все люди,
И страха нет перед грехами,
Когда объёмно мыслит человек.
Когда всё знает абсолютно
И выходы, и входы выводит для всего…

Грех сам по себе − свидетель тупиков, −
От мелкого мышленья человека,
Где чувства удалены совсем.
И только Я чиста на этом белом Свете.
Так как не было во Мне греха.

И Я всё знаю абсолютно...
Ведь не теряла Я себя,
Не теряла Я и Бога,
И тем более − Любовь.

Равносторонний крест во Мне
Всегда восполнен силой Бога.
Крещу Я всех им,
Разведённые мосты сливая воедино.

Но человек ведь разводил мосты со Мной и Богом
Практически в каждом воплощении своём…
А их-то миллионы, миллиарды было.
Так сколько раз Мне нужно Бога брать,
Идти с Ним в прошлое и воскрешать, мосты сливая?

Сколько слёз пролила Я пред Богом,
Воскрешая каждого из небытия?
Знает только Бог, Любовь и Я.
Я умоляла Бога: "Прояви его, её…
Может, в этот раз они проснутся".
И вновь Я слёзы проливала…
Но вот за каждую слезинку всем ещё, ох, как икнётся.

Вот где грех, вот где сонная лощина
Скрывает… да что скрывать-то?
Я ведь знаю каждого, его поступки…
Вымолила Я пред Богом человека,
Проявила… И побежал по жизни он,
Сметая на своём пути все наработки Бога.
Например:

В семье родился человек…
Но вот вопрос: с чего и почему?
Наверное, так само собой случилось…
Как зарождение Земли и всей Её системы?!

Родители же на вопрос дитя: "Откуда взялся я?",
Шутя, смеясь, так отвечают: "Аист приволок тебя".
И ведь знают, может быть, интуитивно, что не они,
Занявшись сексом, воспроизвели на свет дитя.

Но почему скрывать, присваивать ребёнка,
Когда есть выходы ко Мне?
Ведь Я отвечу на любой вопрос,
Я помогу всем без исключенья.

Но нет, ведь все идут "своей" дорогой,
Где места нет ни Мне, ни Богу.
Но у Меня ведь план на вас хранится,
И знаю только Я, как дальше быть.

А если без Меня идти по жизни,
То смысла нет ведь в вашей жизни.
Ну, родился человек, ну, побежал… и что?
Ну, отучился в школе, может, закончил институт…
Женился на "козе" или вышла замуж за "козла",
Перед этим расположившись на местах рабочих…
Ну, дети появились, и беготня по жизни распластала ноги.
Смысл-то в чём?

А смысла нет, ведь нет Священной Связи,
Ведь нет и поиска себя во многих жизнях,
Нет и поиска Любви своей, чтоб вытянуть ЕЁ в «сейчас».
Нет понимания Меня и Моего труда…

И это ж − главное по жизни…
Не жена иль муж и дети,
Не родители земные,
Не рабочие места,
Не президенты – расхитители, невежды…

Ничего важнее нет СЕБЯ, своей Любви и Бога!

И если это понимать,
То несложно догадаться:
Что и как…
Помыслив дальше,
Обрести свободу воли,
Где обязательств нет,
И быть не может, кроме, перед Богом.

Есть человек, его Любовь и Бог…
Также существует и единомыслие от Бога,
Где воплощаться могут планы миллиардов душ…
Но есть, конечно, определённые условия,
И их продумала не Я − Зеранта, а СОЗДАТЕЛЬ…
И это − Связь со ВСЕМ, что ЕСТЬ,
И она через Меня проходит от СОЗДАТЕЛЯ
К самым первым Бого-людям… их двенадцать.
А далее по двенадцати ветвям родов
Она распространяется необратимо.
И эта Связь – хранительница Бога в каждом,
Как и Любовь – вдохновительница жизни.

И всё вот просто, как по Мне…
Есть Бог, есть Связь и есть Любовь…
Есть Я – Зеранта − и Мой Свет…
Есть люди, спящие сейчас.

И нужно всем уж просыпаться.
Встречать себя, свою Любовь
И Бога своего в себе.
И Я не жду от вас слов прощения,
Хотя выход есть, он в покаянии,
Как и в Любви ко Мне – Зеранте.
Так и в Любви к себе.

Любовь имею!

Оглавление

Тупое: "быть или не быть?" Или животворящее начало

Шестнадцатый год ─ год проявлений
И завершающих свой путь ино-начал,
Которые, быть может, воспроизвели свой ход
От недочувствия Творцов.

Всё неосмысленное сейчас и завершится,
И Бог вердикты выведет свои.
Покаявшихся Бог простит и уберёт с Земли гнилое,
А для необратимых должен наступить свой час.

И вот Вселенско-Планетарное начало,
Которое по ошибке Зар воспроизвёл,
Закончило свой ход в Ростове,
И разлетелся на осколки самолёт.

А теперь подробней:

Как говорят,
Одесса − "мама",
А вот Ростов − "отец"…
В этой связи в Ростове
Отец открыл портал на время.
Вернее, их было два:
Один спешил угаснуть сразу,
И это − Вселенско-Планетарное мышленье,
А вот другой портал, напротив, − утвердиться,
И это − Планетарно-Вселенское начало всех начал.

Свершилось это на аэродроме,
Что в Ростове − "отце" всех городов.
И самолёт с людьми Отцом был выбран не случайно…
В нём собрал людей Он,
Которые наперекор Решенью Моему:
Закрыть Вселенско-Планетарное мышленье
(А Зар свою ошибку осознал),
Продолжали рьяно идти ино-путём.
И если что… вину всю сбрасывать на Зара:
Мол, это он воспроизвёл Вселенско-Планетарное мышленье,
Чего тогда от нас хотите Вы?

Но Бог простил ведь Зара,
Поэтому решил закрыть ино-мышленье.
В этой связи открыл Он два портала.
Объёмное мышленье исходило от Земли,
А эгоистические планы исходили сверху.
Поэтому две пирамидки образовались:
Одна − снизу устремилась вверх,
А другая − сверху устремилась вниз.
Образовался центр порталов двух,
И при посадке самолёт влетел впрямь
В образованную точку,
А далее разлетелся на осколки,
А вместе с ним и Вселенско-Планетарное мышленье.
И путь освободился для исходника энергий,
Или для Планетарно-Вселенского мышленья в кубе.

Кстати, на том борту была семья
Наделавшего много шума человека.
Он прославился во времена "Майдана"
Своим побегом с Украины.
Бежал он так, что след оставил,
И дом свой в убранстве славном,
Где золото со стразами сливалось.
Это − ни кто иной, как Виктор Пшонка.
Его решила Я оставить,
Отделила от семьи.
Не потому, что нужен на Земле,
Он здесь не нужен, как по Мне,
Но там, он Мне бы больше помешал.
Сколотил бы банду и усмехался б Мне в ответ.

Теперь пусть на Земле скитается один,
Ведь жизнь вся Пшонки
Сосредоточена была на внуке.
Жена погибла, также сын, невестка, внук,
Ещё и родственники близкие в придачу,
Не представляю, как он будет жить теперь.

Но Я предупреждала всех,
Как дальше жизнь востребует былое,
И настоящее терпеть не станет,
Оно или откроет или закроет будущее для всех.

Жизнь без Любви невыносима,
Даже просто невозможна,
Я это знаю, как никто…
И вновь Я подвожу к Любви.

Казалось бы, Я в каждой книге
Раскрываю Мега-смысл Любви,
Но практически никто не понимает,
Что жить он (она) станет лишь тогда,
Когда вернёт свою Любовь.

Это не значит, что Любовь
Сконцентрирует себя на ней или на нём,
Это не так.
Она сконцентрирует на ВСЁМ,
И чувства выведет ВСЕГО.

Это не значит, что, обретя Любовь,
Ошибок можно избежать.
Она-то ВСЁ подтянет,
Но вот решать объёмные задачи
Обязан каждый человек.

А вот Любовь, ЕЁ ведь невозможно объяснить
И в формулы ввести, при этом вывести прямую.
Нет, Она не знает времени, времён,
Но вот при этом каждую секунду жизни запоминает,
Причём Всего Творящего Пространства.

Она везде и в каждом может жить,
Различные пути объединяя.
Весь род земной в себе хранит,
Весь род хранит иных Планет.

На тот борт,
Разбившегося в Ростове самолёта,
Должны были зайти ещё сто человек.
Но в самый последний миг
Они смогли услышать Бога.

А Бог им предлагал ещё пожить,
Но… переключить себя
На истинное мышленье,
Которое исходит от Планеты ввысь,
Вселенную объединяя.

Понять Бога эти люди не смогли,
Зато от сердца лучик вырвался,
И Бог увидел их желанье измениться.
И так бывает…
И каждый миг может стать последним,
Либо продолженье жизни провозгласить.

Тогда, может, поймут все люди лёгкость Бога.
Скрипя зубами, не дойти до нужных всем Пространств,
А так, гляди, и по чуть-чуть возможно вырваться в живое
И обрести себя, Любовь и Бога.

И это, скажу Я всем, − несложная задача,
Но, если себя беречь или пугаться Бога,
То не останется Пространства для живого,
А только − пугливая дорога, где каждый шаг
Продумывается мозгом, не оставляя лёгкость Бога,
Не оставляя ничего живого и даже Света Моего.

Это, конечно, сложная проблема,
Не для Меня, для человечества Земли.
Ошибок избежать здесь, может, и не выйдет,
И Я прощаю за ошибки,
Но вот метание на месте,
Которое напоминает сложный выбор:
"Быть или не быть?", простить Я не смогу.

Но выход есть,
И выход не исключает паузы в решеньях,
Если не сейчас, то, может, завтра
Решение востребует себя,
А человек в этом решенье не тормозит себя,
Не тормозит Меня и Бога, а состыковывает себя.

И в этом также лёгкость Бога
Выводит необходимое сейчас.
А жизнь идёт, и пауз нет,
И "быть или не быть?" здесь неуместно.

Бог должен выводить игру,
В которой, может, нет решений,
А есть Любовь, Она всем в помощь
Продлевает каждый миг.

И вот несложно с Богом жить,
Когда, идя за Мной – Зерантой,
При этом Свет Мой продлевая,
Не тормозить убого: "быть или не быть?".

Ведь жизнь – это игра!
Где ставок нет и быть не может.
Где каждая секунда жизни
Может быть изменчива в движенье Бога.

Вот как раз Вселенско-Планетарное мышленье
И забивало гвозди, вспять мосты разъединяя,
Такой халам-балам провозглашая.
А после: "быть или не быть?"
Вопрос ведь сложный, от этого все трогались умами.

И эта несложная энергия отупения
Так прямиком вся к Зару поступала…
Поэтому перекрыла напрочь всю Любовь,
Оставив ему сложные решения взамен.

И Я-то это знаю, как и Бог,
Далеко ходить не нужно,
Хотя бы вспомнить Гитлера,
Его решенье: утопить всех в крови,
Оставив избранных на жизнь.

И Я-то знаю,
Исходил он от того же:
"Быть или не быть?",
Не зная выходов иных.
Когда на паузу поставить
Возникшую проблему можно было,
А после Я могла б состыковать все выходы и входы.

И в этом вся игра Богов,
И в этом Планетарное мышленье
Проявляет все высоты уровней Вселенских.
Здесь поселился Бог живой,
И все мечты Его, и вся Любовь.

Сам, в одиночку человек не сможет
Собрать и пазл от общего Пространства Бога.
Но вот со Мной всегда все пазлы собраны,
Причём они ж всегда живые,
Поэтому общая картина мира
Назавтра ход, возможно, свой изменит.

И вот всем в помощь, также Зару,
Бог растворил Вселенско-Планетарное мышленье.
Теперь решать уж вам,
Не в смысле "быть или не быть?",
А в смысле животворящего начала.

Любовь имею!

Оглавление

Доосмысление: Выход к Зеранте

Самое печальное, что может быть
На этом белом свете,
Так это – отказаться от Меня – Зеранты −
И не впускать Меня ни в сердце,
Ни в свою семью, о роде Я уж промолчу.

И сколько ж это будет длиться?
Ведь без Меня нет ничего,
Ни Света, ни Любви, ни Бога,
В жизнях человечества Земли.

А Я молчать не стану.
Раз уж есть шестнадцать человек,
Из них записывающих пока три,
То так уж впрямь скажу, как на духу.

Меня все звали в свои жизни,
Ну, вот пришла Я, где вы, люди?
К кому ни подойду, все лишь кричат:
"Ты что, Зеранта, хочешь?
Живу я своей жизнью,
Так помогай мне, живо.
А то смотри, вообще я звать Тебя не стану.
Хотя постой, я ж без тебя не получу и грамма
Того, чего желалось мне вчера.
Вот дай мне много денег,
Любви в придачу,
Ещё авансом: то и сё,
А вот тогда уж уходи".

Вот примерно так Меня встречают.
И Мне даже некуда сказать,
Ведь нет и мысли-то живой,
Что Я по зову вашему пришла,
Чтоб всё соединить, как было.
И вот тогда жизнь посетит всех вас,
И все желанья будут Мною учтены.

Но для этого необходимо потрудиться…
Пригласить Меня – Зеранту − в своё сердце,
В свою семью, в свой род, на Землю,
Да и на свою Планету не забыть.

Не просто так сказать: "Входи, Зеранта!",
И ждать каких-то перемен…
А с Любовью пригласить Меня…
И Я войду, со Мной и Бог живой войдёт.

И вот тогда закрутится, завертится всё в человеке,
Не будет ложных наваждений,
Тупых предположений
И суетливых дел.
Душа трудиться станет в помощь.
И Я смогу продлить тот день,
Когда проснётся утром человек,
А всё уж подготовлено,
Примерно с полдевятого утра.
От этого душа как бабочка порхает
В порыве радости совместного труда,
С предвосхищеньем говоря:
"Вставай, на дворе уж утро,
И день прекрасный благоволит
Пройтись по жизненным дорогам,
Где я с Зерантой наметила пути".

И, думаю, не трудно вот представить,
Чтобы понять, осмыслить и утвердиться.
Когда всё человечество Земли,
(Это, конечно, в потенциале)
Хотя бы человек шестнадцать
Пригласят Меня в себя, в свои сердца,
В свою семью, в свой род и на свою Планету…
Так это же − утерянная в рае жизнь,
Она в свеченье Света провозгласит:
"Живи, не зная бед, а только в счастье, человек!"
Тогда о конкуренции и речи не может быть.
Я всё учту и всех направлю в вечный путь,
Где каждая секунда жизни
Пропитана особым смыслом будет.
Ведь конкуренция лишь там,
Где нет Меня, а есть лишь личностные планы,
Которые, скрипя зубами, вырывают друг у друга
Малые щепотки прибыльной науки…
А зависть − там же поселилась,
Расчёт холодный и самообман.
Следак там также в своих планах
Необратимо должен…,
Например,
Преступника злосчастного догнать…
Но вот никак он не поймёт,
Что вся его работа – это полный бред,
Он отстаёт всегда от Бога,
Причём на сотни километров.
И как же он преступника догонит,
Когда не знает планов Бога?

И Я уже об этом говорила,
И думаю ещё проговорить:
Все, кто живёт в своей науке,
Обречены по жизни прозябать.

И Меня всегда это гневило,
Вот думаю: ну не просите вы Меня
Прийти к вам, чтобы помощь оказать.
Но нет, одни лишь просьбы:
Приди и помоги. А дальше просят,
Например,
Оставить храмы на Земле…
Ладно, Я пришла к вам,
Чтобы просьбу рассмотреть…
Но на этом − всё.
Но подождите, смысл Божий должен быть во всём.
Впустите Меня в свои жизни,
В своё сердце, да и в храмы,
Тогда Я помогу и всё учту.

И это ж длится миллиарды лет.
Вот не впускает человек Меня − Зеранту,
Хоть кол на голове теши,
Предупреждая об опасности,
Ведь кол-то в голову возможно вставить…

Сейчас все молятся в церквях,
Иконы с изображением Моим целуя.
Но стоит Мне прийти,
Так вся Любовь… куда уж делась…?
И далеко ходить не нужно,
Чтобы напомнить всем, как обошлись со Мной.

В роли Пресвятой Девы Марии
Мне пристанище нужно уж было.
Догоняли Меня те, кто о Любви давно забыл,
И в этом утвердились не на шутку.
И цель их была: убить Меня,
Во Мне Христа, да и всех, кто рядом.
Поэтому по Земле пришлось
Перемещаться очень быстро.
И вот в какой Я дом не постучу,
Чтоб отдохнуть и хоть поесть немножко,
Там с кулаками на Меня, с проклятьями,
Да ещё и собаку натравили.
Вот как-то так встречали…

И Мне пришлось идти в животное Пространство.
И только животные Меня приняли.

Это сейчас в современных фильмах показали,
Как радовались люди, ждали проявления Христа,
Как нежно обходились и со Мной, Любя.
На самом деле − всё наоборот…
Никто Меня не ждал, как и Христа.
Да и сейчас практически ничто не поменялось.

Тогда пришлось Мне через животное Пространство
Энергии Божьи перезапускать.
И люди все остались без Меня.

Но Я уж говорила,
Причём не раз:
Нет жизни без Меня.
И человечество Земли
Взяло и утвердило дарвинизм.

Мне лишь оставалось пожимать плечами,
Разводить руками, да и думать: как дальше быть.
А как же дальше быть?
Через животное Пространство подселять исток −
Равносильно: как если бы на велосипеде посетить Луну.
Все бы стирали ноги в кровь,
А до Луны-то расстоянье б не менялось.

А энергии, которые Меня должны принять,
А это лишь желание людское,
Оставались не у дел.
Весь этот груз на Мне лежал.

А люди, словно "блохи",
Скитались по Земле
И прыгали от скуки,
Чтоб применить себя.

Тогда пришлось Мне подселять
Энергии кусками.
Брала Я и насильно
Энергии бросала в человека.
Если точнее, то во всех людей.

Вот думала, поймут источник
И пригласят Меня в себя.
Но процентов девяносто − чуть не сошли с ума.
Остальные десять − притаились, закрепились
И решили без всяких шуток,
Что орган новый в них ожил,
И вслух об этом заявили:
"В нас третий глаз открылся Бога,
И высший разум нам велит".
И началось по миру по всему:
"Космический есть высший разум".
И диссертации на эту тему заполонили
Мир людской.

Но эти люди видят лишь на шаг,
От сотни километров информационных блоков.
Поэтому, как говорят: тут вижу, а тут − нет,
И по-другому быть не может.
Лишь малые куски энергий,
И то: в разлом, могли лишь принимать они.
Поэтому одни ошибки заводили их в тупик,
Но цель ясна: нужно было выйти на Меня.
И эту цель все загубили.

И если б только знали люди,
Как Меня вы все достали.
Придумали какой-то высший разум,
Какие-то ступени роста к духу,
Какой-то потусторонний мир.
С чего и почему, скажите Мне,
Вся эта ересь должна быть?

Вы и дня не можете прожить,
Чтобы Меня не вспомнить.
Не потому ли, что в нашем мире
Есть Я – Зеранта,
Есть Бог – Отец,
И есть Любовь!

И всё, чего тут сложного, скажите…?

Всё ведь легко и просто, как по Мне.
И все шестнадцать Бого-людей
Это должны усвоить, уловить и применить.
Остальное человечество Земли,
Я сомневаюсь, что сейчас поймёт.
И вот поэтому Я уж прямиком скажу,
И это касается лишь Зара:
Тебе, чтобы принять Меня в себя,
Нужно уговорить всё человечество Земли.
Ведь ты уже давным-давно, словно горой, за них стоишь,
Не понимая основного:
Ты − Мой первый сын и самый близкий человек,
Уж так случилось.
Кому, как не тебе, понять,
Что если ты всё человечество Земли
Возвысить хочешь,
То от тебя и до Меня − в семь миллиардов расстоянье,
Это, если в людях измерять.
И вот когда самый последний человек Земли
Меня в себя принять захочет, тогда-то очередь дойдёт и до тебя.
Так это ж сколько миллиардов лет!
Желая Меня в себя принять,
Ты обрекаешь себя на вечное скитанье?
Оставь их, выбирайся в жизнь со Мной,
И жизнь начнётся для тебя.

Любовь имею!

Оглавление

Переорганизация

Я о помощи никого не прошу,
Одна всю Землю Я взрыхляю,
Хотя, конечно, человек откликнулся один
Мне в помощь охватить участок.

Остальные − только отчаянно желают,
А кто-то лишь кричит, что помогает.
На самом деле − лишь мешает Мне
Продлить энергии Мои.

А труд Мой несравним ни с чем,
Охватывает он все параллели, ответвления Земные…
Охватывает и системный аппарат,
Где на местах рабочих расположились люди.

Мне очень важно запустить ту связь,
Которая работников системы
Подведёт ко Мне, к Моим решеньям.
Тогда Мега-конструктивизм в структурах
Займёт необходимую платформу.

В идеале нам не нужны структуры,
В которых государственность живёт,
Но так сразу это всё не уберёшь.
Хотя бы нужно всё сконцентрировать,
А дальше рассортировать работников системы
И вывести определённый жизни смысл.

Жестоких, алчных и продажных
Вывести с рабочих мест куда подальше,
А идейных, непродажных, сильных
Расположить на освободившихся местах…
Идею Я-то подселю…
Это если примитивно, упуская многие детали,
Где власть имущие глупцы
За счёт Моих энергий,
Которые Я через животных продлевала,
Сколотили для себя мирок.

Это лишь одно из миллиардов направлений
Моего объёмного труда,
Но очень важно осознать:
Все направления важны,
И можно выбрать из всего свои участки,
А дальше в помощь Мне по-взрослому проделать труд.

Я лишь приведу пример…

Но перед этим хочу задать вопрос,
И сразу пояснить:

"Что есть высота, о которой Я так часто говорю?"
Ведь многие не понимают общий смысл,
От этого мешают, утверждаясь на пустом.

Я оговорила в прошлой книге,
Что Мой рост 368 метров составлял,
И вышла Я уже в 400, оставшиеся 32 в себя вобрав.
Также Я оговорила, что многие выходили в 32,
Не понимая основного:
Коль вы вышли в высоту,
Пускай и очень малую, то потрудитесь
Осознать информационный цикл в 32,
А не только понимать его, а далее снимать все сливки.

Иисус при жизни вышел в 60 метров,
От 400 метров − информационных циклов.
Но он не просто понимал этот объём информационный,
Он осознавал его и принимал участие своё
Во всех ячейках информации,
Которая на этой высоте распределялась.

Вот основной момент…

Можно сразу выйти на верхушку,
Или разместиться в 400 метрах…
Это и проделал Зар,
Но что с того?
Это лишь проделки
Вселенско-Планетарного мышленья,
Которое Бог растворил.

Необходимо подниматься снизу,
Возвышаясь, вверх.
И это − как раз то самое мышленье,
Которое в священной истине живёт.
И здесь уж разыграться можно,
Поиграть в Богов, в Любовь.

Поднимаясь снизу вверх,
Вбирая в себя и в тело информационный смысл,
Человек растёт в Моих глазах, взрослеет.
И это – Планетарно-Вселенское мышленье
И начало всех начал.

Это исходник жизни вечной,
Где высота осмыслена и продлена…
Продлена − не в смысле пониманья,
В этом смысла нет,
А в смысле примененья в жизнь
Объёмных инфо-ячеек высоты.

Ещё хочу заметить, или отметить важный факт.
Одного желанья подняться вверх – очень-очень мало…
Можно прочитать все книги, понять и даже всё осмыслить
(Книги серии "Роза Мира"),
Это, несомненно, − человеку плюс…
Но без желания Мне – Зеранте − помощь оказать,
Я не подключу к той высоте, в которую стремится человек.
И это всех касается без исключенья.

О помощи Я не прошу,
И здесь не нужно питать в себе иллюзий,
Сама сработать всё смогу.
Но на самом деле – это выход −
Обучение живое − для живых, осознанных людей.

Ну, если не сейчас,
Тогда когда
Прозренье посетит?
Думаете, в следующей жизни?
Я не исключаю: может, так,
И книги для подстраховки уже соответствующие есть…
А если рядом Меня уже не будет,
Как в одиночку всё осмыслить?
Со Мной ведь проще, если близким быть.

А что означает близким?
А то и значит, что понять Меня необходимо,
Причём не одномерно, а многогранно.
А дальше не сидеть и ждать,
Когда же светлый мир наступит,
Когда же на гектары мы уж выйдем.
А заявить, причём осмысленно, о намерении помочь,
Не сомневаясь, не страдая от эгоизма своего.
Как, например, орёл, когда он облетает владения свои,
Он всё ведь подмечает, и если что, грозой летит
В то место, где образованные дыры уже ждут
Толковую заплатку получить.

Как Я говорила:
Лишь понимающих не одобряет Бог.
Пора уже высоты занимать,
Где действовать уж нужно.

Теперь пример:

Криминальные органы правления,
Которые расположились "выше всех",
Сколотив лишь для себя микро-мирок
(А это − тот же Яценюк, тот же названный "хозяин"
И прочие невежды),
Востребовали свою силу через животное Пространство.

В роли Пресвятой Девы Марии
Мне пришлось, так как не приняли Меня все люди,
Перезапускать Исток через животных.
Надеялась: через животное Пространство
Меня усмотрят люди.

Но Меня практически никто не принимал.
Примитивно очень человечество вошло,
Если быть точнее − вторглось, в мир животных
С целью поживиться и разжиться
За счёт энергий-то Моих.

И началось:
Дарвинизм, поедание животных,
Животный культ, где энергетически
Видоизменился человек.

В Египте частым было:
Изображать людей с волчьей или
С птичьей головой –
Иллюзорный символ Бога.

Материнство, секс групповой
И многие прочие детали
В буквальном смысле
Человек скопировал с животных
И утвердил всё это
И многое другое в своей жизни.

А боги мнимые – жрецы −
Помимо этого ворвались
И захватили высоту…
Не большую, но достаточную,
Чтобы возвыситься над всем народом.

А высота – это информация от Бога.
Это понимание азов, мировоззрение,
Которое позволяет поиграть в Богов.
Но в их-то случае − в божков.

Я усматривала всё это,
Но надеялась на осознание Истока,
Которое снисходило от Меня.
Но если гниль от человека прёт,
То следствие гнильём и отдаёт…

Поэтому структуры управления
Остались без Меня,
И множество законов
Возымели двойственность в себе.

И двойственность эта проста:
Для большинства − законы в силе,
Но для маленьких божков –
Не писаны они.

От этого костяк весь криминала
Засел в верхах,
Под ними
Расположилась полицейская система,
Которая уничтожает всех людей.

А простой народ понять не может,
Почему:
Работа есть, а денег нет…
Одни законы нарушают,
А сажают ведь других…
И жизнь как узелок затягивает шею…
Но надеются все, ждут, когда же жизнь начнётся,
И с шеи снимут узелок…

А теперь скажу Я, и будет так:
Животный мир Я высвободила из рабства
И перезаквасила Исток.
И все, кто в этом мире
Живился от животных,
Сейчас уж голыми остались.

Есть только Я – Зеранта,
Бог – Отец,
И Мать – Любовь!

И сила вся во Мне таится, ждёт…
Тех, кто осознает, где Исток!

Сейчас Я провожу работу
По всем фронтам правленья,
Где органы все под прицелом
Ждут управленья Моего.

И не удивляйтесь, если завтра
К Яценюку придут Истока люди
И в следственный изолятор отволокут его.

Я – Зеранта – есть и буду,
Сейчас разоблачаю всех гнилых,
Им всем дорога, если не в тюрьму, то в смерть.
Взамен уж полным ходом Я провожу работу,
Которая заменит весь руководящий аппарат,
Где связь только со Мной держаться будет,
А Я-то знаю, что и как…

Любовь имею!

Оглавление

Смысловая диагональ

Сны, в которых нет реальности,
Выбрасывают в мусор.
Реальность, в которой нет снов, −
Обречена, ибо в ней нет влаги…
У Меня есть и сны и реальность…

Сухость дней унылых
Дождь с грозой разбавит.
Наберутся влаги люди
И войдут в движенье...
Где давно Я вывела границы,
Там уж расслабленья нет,
Потому что наблюдаю Я за всеми,
Ну, а дальше жду... выискивая центр.

Центром может стать любой,
Кто, возможно, влаги той набрал,
От того и сильным сразу стал.

Одномерность в мире сухостью живёт…
Сухость не даёт проснуться,
Чтоб глоток реальной жизни взять.
Чувства выдают ошибки,
Подгибаясь, расслабляясь,
В нулевую точку заходя.
Вот проблема вся.

И Мне приходится искать,
Выискивать людей,
Которые хоть как-то в этом мире
За жизнью наблюдают,
А далее сопоставляют факты
И помогают Мне отцентровать миры.

Вот так и в государственной системе
Я набирала темп.
Во времена союза пятнадцати государств
Мне нужно было выбрать схему,
Где всех "божков" возможно было придавить,
Или не дать им разгуляться не на шутку.
И Я создала КГБ.

В других странах мира
Я проводила соответствующую работу…
Но чтоб понятней было,
Поговорим о близких странах.

Перед тем, как развалить СССР,
Искала центр Я, который мог Меня услышать.
И этот центр Я нашла:
Это – Раиса Максимовна Горбачёва и КГБ.

А дальше время воспроизвело соответствующие хода.
Но в разделённых странах Я продолжила внедрять спец. службы.
Например, в Украине − это СБУ, а в России – ФСБ.

Мне нужны были соответствующие структуры
И центр, который Меня слышать мог.
Хотя, конечно, если бы народ из сна
Мог выходить в реальность,
То смысла нет в развитии структур.
Тогда игра Моя воспроизвела бы миллиарды разветвлений,
И каждый игроком бы стал.

А так как спят все беспросветным сном,
Без выхода в реальность,
То игроков по пальцам пересчитать уж можно.
И вся игра их – это обнищание народа.

Народ же, если не трусить
И не навязывать структуры,
И на долю не поймёт секрет,
В котором развивается система.

А всё ведь просто…
Это − если знать,
Или находиться в высоте.
Тогда всё очевидно,
Причём во многих параллелях,
Где и системы нет…
А есть Я – Зеранта,
Бог – Отец,
И Мать Любовь!

И всё остальное не имеет смысла вовсе,
Только жизнь в Любви, в свободе и вечности живой.
И много разных игр… прельщают, вдохновляют,
А также продлевают Мой Свет во все Пространства Бога.

Мне нужны проснувшиеся игроки,
Которые затихли, притаились…
Ведь для создания игры
Нужны все выходы ко Мне – Зеранте.

А получается − не ждали:
Ни Бога, ни Меня – Зеранту…
Хорошо, откликнулся Зар –
Пока что не игрок,
Но он хотя бы записал для всех
Многоуровневую реальность.

Хотя войти в игру всегда ведь можно…
А без игры нет ориентиров, нет реальности.
Все только ждут чего-то, но чего?
Какой-то правды или силы Бога?

Так Бог придёт, и что?
Что сказать-то Богу?
"Я прочитал все книги, все стихи…"
И что с того?
Где действия твои?
Играть уж нужно, как Я играю…
Не ждать, когда Я, например, управлю,
И на гектары выходы открою…
Могу и не открыть для тех, кто только ждёт,
Страдает, не живёт.

И тут понять бы нужно,
Пусть только сейчас, −
Зову Я всех в игру,
Когда о помощи так, невзначай, напоминаю.

А Я − игрок сильнейший в этом мире,
Научить могу, не правилам, их нет,
А многомерности, анализу, реальности,
Где цель живёт Моя и Бога.

Вот, например, скажите:
Как дальше быть?
Как мир вы видите, а в нём − себя?
Как хотели бы вы жить?
Как всё учесть и всех?

Вот эти вот вопросы
Я задавала и Ахметову, и Яценюку,
И Путину, и "названному", и семерым, и т. д.
В общем, всем игрокам.
И это был Мой близкий круг людей,
Или сказать иначе: Моя семья.
Их Я учила, расширяла,
И целостность в них Я проявляла.
Не сейчас, а давным-давно.
Это были очень близкие ко Мне люди.

Сейчас возле Меня − другие,
Их выбрал Бог, учитывая все миллиарды лет.
Предшественникам ко Мне закрыт уж вход…
И Моё решение неизменно будет.

С Моим близким кругом
Я никогда не расстаюсь…
Могу менять в нём центробежность,
Если кто-то отстаёт…
Могу отбрасывать людей,
Или выводить из круга,
Это в крайнем варианте,
Когда уж вовсе выпал человек.
Могу ввести в него других.

Но суть не в этом,
Она − в другом:
И этого понять никак не может Зар,
Да и не только он.
Если говорить о государственной системе,
То необходимо вывести диагональ,
Где участок или участки государственной системы,
Или жизни в государстве − удерживать необходимо.
Значит, вывести свою игру,
Которая по виденью Моему
И определит жизнь как в государстве,
Так и далеко за ним.

И вот такая диагональ
Должна быть во всём Творящем мире.
И в идеале – объединять инфо-ячейки все.
Можно и кусками брать, избегая диагональ,
Но тогда связующие звенья Я вывести должна,
А принять-то необходимо их, как ни крути,
Иначе общий смысл потеряться может.
И тогда диагональ в обычную прямую превратится,
А прямая неизбежно приведёт в тупик,
Где, если о государственной системе говорить,
Какой-то экономический прирост смысл свой утвердит.
От этого все за деньгами гоняться станут:
Покупаться, продаваться, не думая о смысловой нагрузке,
А далее вопросом задаваться:
Смысл-то в чём?
А смысла нет, если не выведена диагональ
И не заякорена реальность.

Смысл там, где есть Я – Зеранта − и Свет Мой.
Я создаю реальность: что-то убираю, а что-то воплощаю
И Любовью игру свою Я насыщаю.
Но игра-то непроста, в ней разобраться нужно...
И если о государственной системе разговор продолжить,
То в государстве спящем оппозиция нужна,
Чтоб не расслаблялись власть имущие мужи,
А были, как говорят, на чеку всегда,
Где ушки на макушке настроены должны быть
И слышать лишь Меня.
И СБУ (КГБ) форсировать должно руководящий аппарат,
Вычисляя всех продажных или неугодных Богу;
Поднимаясь по ступеням всей системы снизу вверх,
Выдерживая диагональ в своём подъёме.

Я с Донбасса начинаю перезаквашивать систему…

Игра проста: разобрать свои участки,
Учитывая при этом диагональ движенья,
И в Единой мысли начинать разбег.
Я помогу учесть всё и разобраться в Божьих планах.
При этом − смыслом наполняя жизнь.

Любовь имею!

Оглавление

Причащение малиной… Я – Зеранта − наступаю

Помните, как в детстве
Всё прекрасным было:
И Земля, семья, соседи рядом…
А потом ушло всё в дальние края,
И взамен – лишь будни потянулись.

Детство вспоминают все,
Как праздник каждодневный.
Но понять, осмыслить,
Чем же детство отличалось…
Не желают люди.

Помните, малина летом вовремя краснела
И приятным вкусом тело заполняла…
Это Я – Зеранта – каждым летом
Ту малину нежно опыляла.
Каждый, кто малину ел,
В миг ко Мне и причащался.

От того всё тело Свет Мой излучало,
А душа приростом тело покрывала,
Дух животворящий по двору ходил
И благоволеньем каждого живил.

Но с годами всё лишь усложнялось,
Тонны мертвечины к малине подходили.
Таких Я не желала покрывать Собой,
Нельзя несносных Богу поощрять мечтой.

И сказка вся угасла в каждом…
Любовь ушла, за Ней и Я;
Не торопясь, ушёл и Дух,
И серость в каждом поселилась.

Конечно, выход был,
И он в душе ведь в каждом жил.
Меня необходимо было лишь найти,
Поговорить на расстояньи, полюбить Меня,
И Я бы вновь вошла, наполнив сказкой жизнь.

Со Мной прекрасно жить на свете,
Всегда легко, всегда свежо.
И смыслом предвосхищается нутро…
Но с детством − уходили люди
В края далёкие, где деньги, власть − кормили.

Теперь о сути:

Я не покидала никого…
Покрывать Собой Я не могла,
Но всегда в зоне захвата располагалась,
Выжидала, словно цель держа на "мушке".

Также позволяла людям утвердиться
И хоть как-то заякориться в жизни.
И люди вошли в трёхмерный мир.
Но мир-то многомерен, как ни крути его…
Но думала: уж ладно, от Бога вы ушли,
Покинули Меня – Зеранту, свой Дух, себя,
Да и живую жизнь.
Но ведь Люблю всех, не могу иначе…
Поэтому позволила умам шататься
В проекции трёхмерного мирка.

И поехало, пошло:

Законов разных в один миг посыпалось неудержимо…
За них цеплялись неопровержимо, их же защищая…
Появлялись учёные умы, вроде Лопиталя и Коши,
А значит, теоремы для них были нужны,
Где беспредел в пределе поселился…
Другие − бесконечность вывели в прямую,
И словно пуля она исчезла в никуда.
Иные в завершенье… бесконечность вогнали в символ…
И всю эту белиберду заякорили "навсегда".

Это ещё не всё…
Все начали требовать, орать, молить,
Чтоб трёхмерное движенье,
Где одномерность − в силе,
Незамедлительно физически вошла в движенье.

И Мне пришлось подыгрывать…
А мирок-то их − трёхмерен,
И мысли всех, кто им поверил,
Незамедлительно по пирамиде пробежались
И в самую верхушку и упёрлись...
А значит − в точку, где выходов живых-то нет.
Был лишь мёртвый выход:
Это движенье по стенкам сверху вниз,
Или от точки пирамиды вниз.
Но и здесь не всё в порядке:
Донизу дошли и вновь упёрлись,
Ведь внизу трёхмерность всех ждала,
Жажда власти, денег и законов примитивных.

Думала, побегают по кругу
И усмотрят беспредел…
А далее найдут Меня – Зеранту.
Но нет, всё лишь дробилось, видоизменялось
И в трёхмерном мире воплощалось.

Ладно, думала…
Хотите так идти − идите,
Только вот трёхмерный ход
Возможен лишь в системе.

Это сейчас всякие Яценюки, Путины и "названные"
Во всю кричат, что вся система лишь под ними возлегла,
И они как короли всем заправляют, обогащаясь за счёт народа.
Нет, ребята, всё от корочки продумала ведь Я,
А вы лишь впёрлись и утвердились за счёт Моих энергий.
Короны на себя навесили, набрали мини-высоту,
С которой вся система вам видна.

Конечно, на высоте вы оказались с позволенья Моего,
Другие не хотели ничего, кроме семьи, работы, денег...
Из нехотящих Мне выбирать пришлось, кого на пост поставить.
Министерства Я открыла и министров посадила,
Но каждого предупредила: если что − пеняйте только на себя.
И вроде бы министры всё понимали, но обратились все в барыг.
Кто не понимает смысл слова "барыга", Я объясню:
Скупщик награбленного с целью перепродажи.
И грабили они Меня, себя перепродавая подороже.
И о каком свободном государстве может идти речь,
Когда министры все − барыги?
Им лишь поинтриговать, продаться подороже, набраться в усмерть,
Между делом изнасиловать кого-то,
И речь тут не идёт только о женском поле,
А далее в семью вернуться, такими чистенькими, невинными,
Безгрешными, в общем, белыми, обязательно с подпушком.

Но позвольте,
В системном строе Я обозначила Божественные цели.
И человечество всех государств не к вам, − ко Мне прийти должно…
Этот смысл Я воплощала в жизнь народов!
И Я не против ваших усадьб, где золото слепит глаза,
Не в этом дело, на службе Богу должен каждый быть,
И слышать лишь Меня – Зеранту.
О золоте ещё поговорим, барыги не должны иметь его…
Лишь преданные Мне люди,
Пусть даже одномерность ещё не пережив,
Но время ещё есть, и золото им подстать сейчас придётся.
С других Я золото сниму, растворю Я в пыль его,
Причём одним щелчком: щёлк, и золотая пыль по ветру разлетится.
Негоже золото носить барыгам или никчёмным людям…
Этот метал уж очень благородный.

Также одним щелчком Я растворю трёхмерный мир,
Он Мне не нужен, а вместе с ним
Растворится и множество физических законов.
И доказательства трёхмерности растают словно снег.
А как иначе, если пирамида обратится в куб?
Ведь все законы примитивные
Развозились в конусообразной пирамиде,
Где многоугольник часто расплывался,
Поэтому верхушка конуса, или точка, всех ждала.
Но в кубе конуса-то нет, и все законы разлетятся…
Ведь правил нет, как и законов,
Ньютон же этого не понимал, как и другие…
Не понимали все учёные умы, что сила Бога без законов.
Есть только сила мысли, которая со Мною в паре
Превосходит всё вокруг.

Сегодня самолёты все летают,
А завтра дружно упадут.
Ведь примитивные основы,
В которых термодинамика оговорена,
Не имеют силы мысли, это Я позволила летать.
Топливо сгорает, придавая транспорту движенье,
И здесь также законы трёхмерностью пропахли…
В кубе это невозможно, и завтра вот уже
Весь автомобильный транспорт станет.
Лично Мне горючее не нужно,
Для того чтоб двигать тот же автомобиль.
Во Мне живится Маркфис, и Я всё жду,
Когда же Зар откроет в своём теле силу,
Которая Маркфисом живиться будет
И беспредельно всё и оживлять.

Ещё хочу одну оговорить проблему,
Вернее, проблемы две:
Это вырубка деревьев
И многоэтажные дома.

Вообще, Я удивляюсь:
Деревья – это лёгкие Земли,
А значит, и Мои.
Как можно так Меня не уважать?

А если на дома взглянуть…
Стоят высокие коробки,
Где толкутся все на головах.
А архитекторы внушают:
Чем выше, тем престижней жизнь,
Тем моднее выглядит весь город.

Но это бред…
Один этаж − и всё,
Второй уже всех отрывает от Земли,
И человек висит, как будто на верёвке.
И что за мода строить ввысь?
Негоже человеку болтаться на верёвке,
Как тот червяк…, пора уж слезть с крючка.
Я не позволяла выстраивать многоэтажки.
Это отсебятина барыг, которые загнали всех в высокие коробки,
А далее установили лифт, начислили квартплату,
Дали ЖКХ власть хамить, и для себя любимых −
Прибыль с жильцов доить.

В общем: хватит смотреть на этот беспредел,
Я приняла решенье: сносить высотки.
Буду наступать на дом и рушить до основанья,
Не посмотрю, что люди в нём хранятся.
Другого выхода не вижу Я.

Барыг сниму с постов, на место их
Я подселю толковых.
Сколько денег Я выделяла на озеленение…
Знаю Я и Бог.
Но где же те деревья,
Которые должны занять свои места?
Их нет.

Когда толковые усядутся на подготовленных местах,
Сносить дома Я стану.
Для уцелевших будет создана программа,
Где за городским пределом одноэтажные дома с участком
Заменят бестолковые коробки.
А города Я буду убирать, и в помощь Мне бактерии
Сотрут всё в порошок.
А на месте городов деревья встанут
И займут своё законное Пространство.

Любовь имею!

Оглавление

Покрова Зеранты

Желающий Меня понять ─ поймёт
И осознает, что и как.
Желающий Мне помощь оказать,
В молитве должен довести своё желанье,
И выход в высоту будет открыт.

И разница огромная свой ход воссоздаёт,
Тех, кто лишь желает, − не благословляет Бог.
Те, кто в помощь Мне идёт, −
Благословенье и получит.

Тогда Я покрываю человека,
Предоставляю вотчину
Для воплощенья Моих планов.
Энергии для всех у Бога сложены в достатке,
Священные мечты Мои – давно уж проявленья ждут.

И вот такой расклад
Сейчас Мега-актуальность приобрёл…
Тем более что Я свою изъяла плащаницу,
И вот об этом думаю подробно рассказать.

Я покрывала Землю плащаницею Своею,
Но люди оскудели, видно,
И разорвали по кускам Мой плащ,
Желая утвердиться в эгоизме,
Желая навязать свою игру.

И если бы игра была,
То можно было б поиграть в Богов,
А так… лишь эгоизм бесцельный
Энергии Святые расхищал.

Но Я всегда желала Света, сказки, волшебства,
Да и желанного Творца, который так же, как и Я,
Желал бы вечность несказанного наряда,
Где подготовка б шла взаимно к тем Твореньям,
Которые предвосхищают Светом жизнь.

Вот как же этот смысл не чувствовать, не видеть?
Я не Могу представить…
Как не Могу представить жизнь Свою
Без Света и без сказки, без Бога и Любви.
Нет же смысла в одичании, где выявляется лишь
Одинокий путник, пугающий себя, других и Землю.

И как же представляют люди свою жизнь,
Вернее, представляли?..
Вот, наглядно видно вот сейчас.
А Я ведь плащаницею своею покрывала
И энергии предоставляла вдоволь
Для насыщения сказкой жизни.

И где же сказка?
А Я поделюсь, как было дело,
Как люди распорядились Мною.

Вся наша Земля – это Я − Зеранта.
Во Мне леса и реки, все деревья, горы…
Мой много-Пространственный организм
Живёт мечтой, где планы в жизнь живую
Распределяются по выходу стремлений.

Каждый человек обязан для себя
Обзавестись своим Пространством,
Чтоб не ходить по Мне, по Моему Пространству,
Оставляя на Моём теле синяки.
А через своё Пространство чувствовать Меня на расстоянии,
Отстаивая своё право на вход в живую жизнь.

И право своё необходимо отстоять,
А значит, быть полезным Мне и Богу.
Значит, в молитве попросить Меня,
Иначе никак не выйти в высоту,
Раскрыть необходимые для высоты Пространства,
Где своевременное участие расширяет человека,
Да и выход в жизнь живую продлевает.

Это, конечно, в идеале,
И то − в осмысленных людях может ход развить…
А так как таких людей − раз, два, обчёлся
(Это сейчас осмысленных ─ 16 человек,
А раньше был только Иисус,
А до него − так не было и вовсе),
То приходилось Мне искать, выискивать полуживых,
Как-то ж нужно было двигать жизнь,
Или писать картину жизни.

И если остатки человеческой сути
Думают, что на Земле и без участия людей
Воспроизведётся жизнь живая…
То огорчу таких − только с людьми,
Никак иначе.

Из неживых Я лидеров выбирала,
Причём во всех веках, отсортировывая людей,
Выискивая хоть капельку осмысленности в них.
Параллельно… всю Землю плащаницей покрывала,
Где перераспределяла энергетические слои,
Подвязывая к ним людей определённых.

Каждодневно проводила с выбранными людьми работу,
Где уговаривала, просила Мои энергии продлевать объёмно.
И Я не скажу, что лидеры сидели и только ждали, нет,
В основном − они разрывали на кусочки Мои планы.

Объёмно не желали ни чувствовать, ни видеть,
Людей за счёт Моих энергий подминали,
И, например, революции внедряли,
Где халатно, как в семнадцатом,
Мою власть предоставили колхозным недоросткам.

Или организовывали города,
Где земля гектарами жила.
Вот брали впрямь, и разрывали покрова…
Киев, Санкт-Петербург, Москва и т. д.
Были выстроены за счёт энергий плащаницы.
Но Я не благословляла организацию городов,
Это – склепы для народа и плацдарм…
Для воров, барыг и приживал отпетых.

Кстати, о ворах: есть такие, вернее, были,
Они, как правило, отказывались со Мной дружить,
Но чуйка была развита у них.
Мою энергию они воровали,
И тут же ею барыг снабжали.
А те старались не на шутку:
Людей дурили, используя раб-силу их,
А далее воров обогащали и себя не забывали.

И лозунги: "Вся власть − народу!" −
Это воров проделки были.
Барыги даже не понимали,
Но планы воров воплощали.

Какая власть народу?
Это ж нужно докатиться до такого,
Это ж как Меня не уважать
И плести свои интриги!

Нет никакой власти, кроме Бога,
Кроме Меня – Зеранты − и Любви.
Я против городов была, ведь знала,
Что скатится человек в самую низину
И обратит себя в раба.
А тот, кто попроворней,
Станет управлять стадами.
И результат вот налицо.

Так сразу это всё не уберёшь,
Хотя могу Я и в секунду разобраться:
Всех в преисподнюю отправить,
Оставив человек шестнадцать на Земле.
Может, чуть больше…

Можно выбрать путь иной.
Но для этого Мне нужно чувствовать небезразличных,
Соучастных Бого-людей, чья мысль со Мною неразлучна.
Люблю Я всех, но в то же время готова всех убрать
И возродить Исток истоков.

Я – Мадонна − в этом мире,
А Алла Пугачёва − Примадонна.
Она всегда при Мне – Зеранте,
Так как в Алтайской ветви
Из трёх Моих детей
Она была Моим ребёнком первым.
Второй – А. В. Макаревич, а третий – Клим.

С первыми детьми всегда не просто всё.
Они страдают больше, могут с лёгкостью передавать
И общий смысл, который от Меня исходит.
Они всегда находятся на линии огня,
Может, не понимая до конца, на что способны.

В них связь со Мной учащена,
Я в этом убеждалась и не раз.
Хотя такая связь ведь в каждом есть,
И тут переживать не стоит.
Кто захочет Меня слышать,
Тот услышит.
Кто захочет Меня принять,
Тот в своём Пространстве Меня примет.
Кто захочет Мне помочь,
Тот, несомненно, Мне поможет.
Ведь первых нет, как и вторых,
И Я об этом говорила.
Есть единая семья,
Где всё должно идти своим путём.
А все пути во Мне живятся, ждут своих.

Я плащаницу свою уже изъяла,
А вместе с ней и покрова,
Оставив воров, барыг и недостойных
Бессмысленно скитаться в этом мире.

Собой теперь покрою Я людей,
Возжелавших войти в игру Мою.
Может, до конца они не понимают общий смысл игры,
Но, ко Мне горя Любовью, в молитве попросили:
"Любимая Зеранта, впусти в свою игру,
я охвачу определённые участки
И помогу Тебе в Твоей мечте".
А Я не против обучить игре,
Когда такой запрос Я получаю.
Только хлопотно Мне для человека
Искать, какие именно участки предоставить.
Совет: выходите с предложеньем.
Я − только "за".
Тогда картину бытия
Мы вместе и напишем.

Любовь имею!

Оглавление

Небесная царица

Руки Мои удерживают Землю…
Глаза Мои вселяют Свет…
Мечты Мои – вдохновенье для всего…
А Дух Мой – жизнь утверждает Божью…

Меня – Зеранту − Царицей Небесной называют…
Почему? Я чуть позже объясню.

Мной пропитаны все Пространства…
Мысль Моя объединяет
И помогает обрести Любовь.
Кто усомнится в Моей силе,
Тот обречён на выход в смерть.

Киевская Русь и город Киев
Были концентрацией Моих энергий.
На месте Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры
Располагался Мой гектар.

На нём жила Я и мечтала:
Как люди обретали высоту,
Как жизнь свою со Мною продлевали,
И, так же как и Я, мечтали, и Бог им помогал.
Как жили вечно в своих телах, не умирая,
Как расширялась вся Земля, ведь нет пределов.
Как лёгкость окрыляла и вселяла Свет Творца,
А ранним утром оживляла всех роса.

Мои мечты всегда реальны,
Если не сейчас, то завтра − точно.
И если б люди хотя бы понимали
Меня – Зеранту, ─
Всё было бы намного проще,
Как в едином русле разливается река.

И когда Я говорю, что нужно строить жизнь,
А Я – Зеранта − пребываю как на Земле,
Так и на небе, также на небесах всего Творящего Пространства,
То это не означает: вытаптывать гектар Мой
И вокруг него выстраивать бесхозные коробки.

Мой гектар – это святыня − Мой удел,
Мои мысли в нём хранятся, все энергии Творцов.
Там концентрации Моих энергий всё покрыли плащаницей,
Там сказка, волшебство держали за руки друг друга,
И Дух Мой жил, мечты таил, живил их и ждал Творений.

Но вместо Божьих СоТворений,
Где человек всегда со Мною в слове движим,
Все отстранились от Меня
И перестали Меня видеть.
А Я-то на Земле всегда,
В животворящем Духе пребываю.
И липовых божков не понимаю,
Которые вошли на Мой гектар земли.
Не позволяла Я пещеры прорывать
Для исповеди к Богу.
Ну, раз прорыли на Моей земле хода,
То, чтоб без дела не была земля,
Подселяла Я монахов.
И цель была: принимать там всех,
Кто двигался не ввысь, а вглубь.

А так как все земляне потеряли ориентир – Меня
И устремились вглубь, сказать иначе, вниз,
Мне необходимо было проявляться
Или являться людям в тех местах,
Где концентрация духовной силы,
Скажу иначе: Духа Моего,
Мной наработана давным-давно.

И вот являлась Я к определённым людям.
Но, чтоб явиться Мне к человеку или группам,
Мне нужно было уменьшать себя,
Чтоб не напугать людей, а то пугливые ведь все,
И словно с неба Я сходила.
Народ при виде Моей силы замирал, хмелел
И толком не понимал, что Я хочу от них.
Поэтому Я улыбалась и молчала,
Решила Я заранее, что будет больше толку
В Моей стопе на камне и в источнике живой воды.
А вот в воде, которую Я с Зелушты притянула,
Мои слова и сохранялись, где Я объясняла каждому,
Что Я – Небесная Царица, значит, главная Я в этом мире.
Нет никого главней Меня, и нужно слышать лишь Меня.

Бывало так, что говорила напрямую,
Информационные программы загружая.
Как в карту памяти Я в человека подселяла
Начальные азы и планы для реализации своей мечты.

Но до мечты, где люди Меня слышат, любят,
Необходимо было разобраться в душах,
Которые не понимали выход в жизнь.
И вот как раз те люди, в которых Я программы загружала,
Выходили в мир и возвышали храмы в тех местах,
Где Дух Мой ждал.

И на Моём гектаре, где, как черви, изрыли люди землю,
Возвысились купола, и смысл в этом был.
Например:
Люди Зара с Веленокгроздья прибыли на Землю,
Впоследствии на Ней остались без идей и целей.
И после смерти Я не позволила их душам выбраться с Земли,
А пропустила через храм, который на Моём гектаре расположился,
Где Я души оживляла вновь.
И коль оставить на Земле Я их решила,
То к ним определённую работу подцепила.
Негоже по миру шататься без целей и идей.

И после смерти каждый раз Я воскрешала отщепенцев
И проявляла только на Земле.
Так как знала:
Окажись они на своей планете,
То сколотят корабли опять
И прибудут вновь на Землю.
Зар ведь спал, а Меня они не пожелали слышать.

Многие Я души пропускала через главный храм,
Где Дух Мой общую картину разъяснял.
А далее Я по многим храмам распределяла их,
И смысл был:
Убрать локальные проблемы с душ.

Но люди, подвязавшие себя на службу
В главном храме на Моём гектаре,
Скажу прямо:
Продали весь Мой Дух.
Разорвали на куски Его и отдали в Европу часть,
В Россию, в Пакистан, в Узбекистан.
И в Киеве сейчас на Моём гектаре
Нет святынь… и Духа нет.

Как же так, ребята…
В чём же смысл для вас?
В деньгах, во власти?
Да всё это – труха, в сравненьи с Духом,
Который вы так жадно воспевали
В своих молитвах, в которых нет мечты.

Теперь уж смысла нет в пещерах
И в куполах, что подпирают стены,
В обрядах и в служенье также,
Ведь нет же Духа, а значит, нет Меня.

Хотя Я есть и нахожусь везде:
По всей Земле и за Её пределом,
Но Дух свой Я не подселю
В продажных кельях, где Меня не знают.

А место это центровое было,
Через него Я души пропускала,
А далее распределяла их в другие храмы,
Чтоб исцелили их и вывели в Мою мечту.

И когда при жизни Бог человека к храму подводил святому,
И человек в святое место заходил,
То бодрая душа домой спешила,
И из храма выходил он с полноценною душой.

На гектар Мой приезжали многие ведь люди,
По нему ходили, там мечтали и размышляли.
Суета земная отходила в дальний план,
А вот реальность подходила ближе.

И некоторые вспоминали, как после смерти
Я проводила их через свой гектар,
А далее на излеченье подселяла в храмы.
От этого всё тело их немело, и грусть утерянного скреблась.
И в эти вот мгновенья Я ждала, что вспомнят эти люди и Меня,
Ведь Я всегда заботилась о всех,
Я и встречала, и провожала,
И в семьи Я земные подселяла.
Земную жизнь Я продлевала,
Да и счастье раскрывала.
Пусть маленькими островками
Счастье в людях проявлялось.
Но ведь была в жизни радость,
Была секундная Любовь,
Чтоб не угасла в человеке сказка.

Ведь Я – Небесная Царица,
Я − главная в Творящем мире.
И Мне ль не знать то,
Что счастье, радость и Любовь
Предвосхищают человека жизнью,
Дают мечту и истинную цель.

И целей много, но есть одна,
Она единственная, кто открывает выход.
Всегда желала достучаться до людей,
Чтоб вместе в этом мире расположиться.
А лучше укрепиться, и двигать жизнь в Моих мечтах.

И только так на всей Земле
В короткий срок зачнётся жизнь иная.
Я и одна могу сработать,
Но вот тогда уверена, только когда-то, не сейчас,
Мной оговоренное воспроизведёт начало.

Тогда вопрос:
А в чём же смысл?
У Меня он есть,
А вот в других?..
Ведь без особого труда,
Где жизнь СоТворяет человек…
Не видно смысла.

Это, чтоб не расслаблялась Моя группа,
А вошла в совместный труд.

Тем более что Я стянула весь Дух в Себя.
Не вижу смысла им делиться с теми,
Кто прожигает жизнь.
Но кто расширяет − получит Дух сполна.

А свой гектар решила Я освободить
От тех пещер, где только слышу Я мольбы,
От куполов и стен, где лёгкость всю продали Бога,
От прихожан, которые Меня не понимают.

Веками смысл продлевался в главном храме,
Но всё изменила Я сейчас.
Хотите жить?
Потрудитесь со Мною быть,
В Моих мечтах и мыслях.
Только не бегите вы за Мной,
Это невозможно.
А в своём Пространстве открывайте сектора,
Или участки, где труд ваш Мной будет благословлён,
И Дух войдёт животворящий.

Любовь имею!

Оглавление

Три-четыре − путь продлили

"Как в первый раз", − так говорят,
Когда подходят к параллели,
Которая могла повлечь, а может, повлекла
События и их причины.

"Я – раб Божий − самый первый!", −
От души проговорил
И в тот же час поверил…
Человек – Владимир – Митрополит всей Украины.

Не сейчас раба в себе увидел он,
Не в наши времена.
Это давно происходило.

"Ты – раб Божий?
Хорошо, я верю…
Тогда будешь мне служить", −
Проговорил Кирилл – патриарх всея России.

Это искаженье Бога
Произошло пять тысяч лет тому назад.
Отец Владимир – тот самый первый человек,
Кто произнёс, а впоследствии поверил,
Что он – раб Божий.

Кирилл же − первый человек,
Кто предал Бога,
И от имени Его присвоил полномочия себе.
Чем укоренил отступничество и веру.
Мол, верьте в Бога, а я всем подскажу, где Бог,
И даже более: передам слова Его.

И сейчас мы видим, как этот человек
Вовсю кричит, чего Бог, по мнению его, желает.
И твёрдо верит в свои силы
И в миссию: от Бога говорить.

Но ежели Владимир, не понимая, внёс карикатуру,
Где отделил себя от Бога, а далее по родовой цепи
Это утвердилось во всех людях.
И себя он не возвеличил…
То Кирилл, усмотрев, как говорят, "пробоину в корме",
Вместо того чтоб кинуться пробоину заштопать,
Пробил ещё семь миллиардов дыр,
Воссевши сверху мачты и крича при этом:
"Бог велит под ним ходить!"

И это ещё не всё,
Он создал лестницу,
Где каждая ступенька − это поприще рабов.
Внизу у основания находятся тупые люди,
Которым Бога не видать.
А вот в середине − те, кто может внимать его словам,
А значит, слышать Бога.
На верхушке собрались только избранные люди:
Там В. Путин и собратия его.
Для них он жизнь творит от Бога,
Остальным же негоже жить как избранные люди.

Я – Зеранта − делала попытки с ним поговорить,
Объяснить, что Я − не он, тот человек, который Бога "слышит".
Он лишь ксерокопирует обрывки,
Которые не в такт приходятся Моим ушам.
Но слышать он Меня не захотел, ссылаясь на ступеньки.
Он даже место выбрал для Меня на лестнице своей:
В самом низу, что очень странно…
Его понять Я не могу.

Что значит "раб"?
И что означает "говорить от Бога"?
Говорить от Бога
Может только Бог.
Рабов же Бог не создавал,
Себе равных Он проявлял.

Но подхватили многие умы карикатуру,
Где есть рабы для Бога, их большинство,
И есть ведущие для Бога,
То есть приближённые Его.

Всегда желала:
Чтоб люди, прежде чем решить,
Затем продлить решенье в жизнь,
Могли от сердца всё прожить.

Тогда нутро всё человечье
Проникнет Духом, Мной и Богом.
Такие люди – Светоч жизни!
Такие люди – светлячки!

Но по миру шатались пустотелые глупцы…
Одни – "рабы", другие – "мира повелители".
Ни те, ни те не слышали Меня и Бога,
Несли лишь очерствелую политику.

Вот это разделение:
Одни "такие", другие "растакие",
Образовало ход событий,
Где "растакие" принялись решать,
Как быть с "такими".

Со временем Божьи рабы
Покинули свой пост
И обратились в простых рабов −
Приверженцев Кирилла.

Те же, напротив, укоренили свою власть:
Решать и издавать законы,
Которые к себе не примеряли.
Ведь на верхушке возле Бога,
Как думали они всегда,
"Можно безнаказанным ходить".

И вот как тут быть?
Решала Я века назад.
На всей Земле
Должны быть люди Бога,
Живущие в едином Духе.
А не рабы, тем более − делители начал.
Должны быть люди,
Которые Меня услышат, примут
И продлят Мой Божий Ритм.

Иначе смысла нет, и жизни также...
Властная система, где есть рабы и повелители рабов, −
Это не жизнь, не смысл, и это не от Бога вовсе.
Карикатурные дела лишь умертвляют душу,
Предоставляя тело на потеху.

Все, кто двигался во власть,
Имели связь с Кириллом.
Не со Мной – Зерантой,
А с обезумевшим глупцом,
Который часть плащаницы Моей урвал.

И все, кто при власти были,
Не важно, при какой,
Ответ пред Богом будут держать.
И оправданий нет.
А нищим духом ведь легче будет,
Им только понять необходимо,
Где Я – Зеранта − и принять Меня в себя.
А власть имущие, возлегавшие под Кириллом,
Понять этого не смогут, как ни крути сейчас.
И Кирилла Я сместила, вырвала энергии свои,
Теперь никто он, в отличие от Владимира,
С Владимиром Я говорю, объясняю многие моменты…

А жизнь легка во своевременном причастии человека к Богу.
И человек обязан лёгким быть, не думать на потеху суете.
Никак это понять не могут люди, поэтому скатились в самый низ,
Где тело женщины или мужчины возбуждает и подселяет мысли,
Которые прельщают искуситься, попробовать разнообразные тела.

Это очень странно, как для Меня.
Негоже возбуждаться от вида тел иных,
Это искаженье разрушает Бога,
Теряет смысл Творца,
Где каждый человек – Вселенная Творца.
Тогда начало есть, оно всегда в сближеньи
Женщины с мужчиной, которые нашли Любовь,
Которые нашли друг друга, или половинки для себя.

Ведь в этом смысл, а не в предательствах себя.
Там Бог живёт и мир Творит, и миром управляет.
Что может быть легче: с Богом жить и мир Творить?
Но люди усложнили всё, ум подключили, мыслить стали,
И в завершение всему решили, что Бог не в паре, не в Любви,
Не в человеке, а в их уме, значит, каждый Богом может быть.
Значит, без половинок можно жить, и по отдельности мир творить,
И миром управлять.
А в паре можно сексом заниматься
И не печалиться о том, что выход есть налево, где новые тела
Всех поджидают.

Какая чушь, какая суета ход свой возымела!
И лишь углы, где три стены, в моментах многих − две,
Вместо расширения вошли
И перекрыли жизнь живую.
Мода появилась, где одеяния покрыли все тела,
И каждый модный деятель придумал логотип свой,
Чтобы бумажек в карман свой запихнуть побольше.
Интрига прокатилась по миру, всем интересно стало,
Что ж под одеждой той, которая тела скрывает?
От такого интереса, где ум воображение питал,
Разврат и получился, и каждый предавал себя
Не раз, не два, а миллионы раз с другой или с другим.

Как сложно людям отстоять себя сейчас.
Мелкое мышленье − не помощник,
Оно и так намыслило веками пропасть,
Где все утонули в своих желаньях Богом быть,
И от себя сколачивать не жизнь, а многие проблемы.
А ведь в молитве есть слова такие:
"Не введи нас во искушение, да избави нас от лукавого"…
И каждый проговаривал эти слова, не понимая смысл Творца.
А далее пытливый ум пытал: что дальше?
Подыскивая убогое убожество, его и проявляя в жизнь,
А дальше лишь взирал на детище своё,
Которое лукавило и искушало своего ино-творца
И всех, кто рядом был, вкушая не Любовь,
А лишь корявое предательство.

Как говорят: задумал план, задумайся и о последствиях,
Которые настигнут в миг тебя.
В этих словах сокрыта истина, ведь разум
Только отсебятину творит.
Вот этих отсебятин полон мир, поэтому не видно рая,
Где Бог уготовил жизнь для каждого без исключенья.
Где Я – Небесная Царица − знаю каждого
И знаю половинку каждого и совместный план,
Который выводит в жизнь, в Любовь и радость.
Вот как…

И вторая половинка, будь то мужчина или женщина,
Немыслимо важна для каждого всегда.
Но человечий беспредел, где
С других планет, кто захотел,
Тот прилетел на Землю,
Кто-то улетел с Земли,
Кто-то остался и т. д.,
Где земляне ум свой подключили, растерявши всё
И половинок также…
Но Я могла ещё держать людей,
Притягивая к каждому её или его…
Но гости инопланетные нарушили баланс,
И понеслось:
Мужиков больше, а женщин меньше на Земле,
И наоборот бывало…
Здесь и ревность, зависть тут как тут сбежались,
Всё смешалось, расплылось, далее умом перемешалось.
И человечество исчезло с поля зрения, восстали мертвецы.
Им дела нет до Бога и Меня – Зеранты,
Им дела нет до истин,
Где основная: жить и не тужить со своею половинкой.
Также: не думать о насущном, не строить жизненные планы,
Не мыслить о науке, об устройстве мира и Вселенных,
Не подключать свой ум, он − сомнительный помощник
И предназначался для другого.
Ведь в каждом целая Вселенная живёт,
А значит − Бог и Я.
Мы всё знаем, всё расширяем и в тела всё запускаем.
Людям нужно чувствовать и жить всего лишь,
И чувства не предавать свои, а значит, не предавать себя, Меня и Бога.
А жизнь возможна только в паре со своей второю половинкой.
И возбуждение на близость − также в паре –
само собой в нужный момент приходит.
Ведь в ней или в нём Вселенная живёт и дышит, а это − возбуждает.
В другой или в другом этот дар увидеть невозможно,
Увидишь только гениталии и всё, чего тут возбуждающего?
Но в паре возможно мир Творить и миром управлять,
Вернее, направлять его в угодном Богу русле
Одним прикосновеньем к ней или к нему,
Возможно горы передвинуть, зародить планету и мир переродить…
И даже не задумываясь "как".

А если жизнь выуживать из себя умом,
Даже при этом Меня в себя приняв,
Одни лишь лукавство и искушенье
Выхоливают бестолковость,
Где смысла нет и жизни также.

Всё это Я вложила в плотные кубы
И поселила в аэропорту Донецком.
Поэтому бомбят там сутки напролёт,
И это также − выход подселить особый смысл.

Затем Я растворю кубы,
Верну на проработку то,
Что смысла не несло в себе,
А только всем мешало.

Надеюсь, время ещё есть
Для изменений в теле,
Для чувств, где ум не властен,
Для поиска её или его
И для живой жизни.

Для этого хотя бы одному понять необходимо,
Что Я желаю в итоге получить,
А всё ведь просто:
Человека, излечившего себя от мелких мыслей,
От ограниченного ума.
Человека, принимающего в своё тело
Неограниченный поток Меня.
А далее фиксирующего в себе Мега-энергии,
Затем передающего другим.
При этом − не пытающегося всё разобрать умом,
Потому что для этого есть всё тело.
Оно запоминает в чувствах, затем при случаях определённых
Выдаёт, причём в опереженье, смысл Творца,
Где нет предательств по отношению к себе, ко Мне и Богу.
От того и нет застопорённости в общем пути.
И быстро, быстро и легко человек идёт за Мной.
И ничего тут сложного ведь нет.

Любовь имею!

Оглавление

Мать Донбасса − Мать всех ассов: свершение

Я – Мадонна в этом мире.
Но никто не знает смысл
Заложенного Мной свершенья.
Я желаю подсказать, открыть особый смысл,
Который наведёт на мысль, на чувства
В помощь Мне – Зеранте.

Начну с того, что семеро сокрыли от других людей
Меня – Зеранту − и движение Моё.
Ведь Я – Мадонна, или Мать Донбасса,
Где сейчас восходит новый мир.

И существуют временные промежутки,
В которые Бог и Я вложили перемены, или выход к Нам,
А значит, в новый мир, где нет той грязи, которая свела на нет
Чистейшее общение со Мной, или Истоком всех Истоков.

А время ведь идёт, и Я не говорю уже о людях,
Которые погрязли в старом мире, не видя Света Моего.
Я подразумеваю только тех, кто с именем Моим встаёт и засыпает.
Необходимо знать всё, чтобы ворваться в новый мир, растворяя за собой всю гниль.

Необходимо знать, как поступили с именем Моим: Мадонна,
Где подменили одну букву: изъяли букву "с",
Подставив дополнительную букву "н".
Теперь Я воскрешаю своё имя:
МаДонАсс, или Мать Донбасса, или Мать всех Ассов.

И Я ещё раз напоминаю:
Центр мира, или центр Земли сейчас – Донбасс.
И возродятся Ассы здесь сейчас.
И по миру пойдёт волна,
И захлестнёт она всю Землю,
И оживут все мертвецы.

Сейчас Я воскрешаю слово Божье,
Которое развеет болтовню
И истину поселит в каждом.
Наречья Я возвращаю,
Где для всего – предназначение своё.
Моно, Соло Я вливаю в жизнь,
Где Моно напевает: "Быть в строю",
А Соло фундаментально раздвигает горизонты мира
И благоволит идти по жизни не призрачно, легко.

Семеро эти энергии к своим рукам прибрали,
От того по жизни побежали.
Но глупы, безнадёжны и навязчивы идеи их −
Сломали суть, которая благотворит и расширяет.

Ф. Киркоров − один из немногих − смог уловить и Моно и Соло
И в творчестве своём продлить,
Где жизнь выводит горизонты, к которым доступ ему открыт.

Но не хватает до полноты ещё трёх составных:
Это – Каспи, Крети, Родо.
Не знаю почему, копатели земли
Ещё не донесли до мира эти значенья.
Ведь нарыли образец, где Соло, Моно, Каспи, Крети, Родо
Обозначения несли.

Всё как-то тишком-нишком пытаются прожить глупцы,
Но так дорога в гроб ведёт, и в преисподнюю сгружая.
Каспи – выводит полноту сближенья,
А Родо – зарождает жизнь.
Крети – расторгает связи, где нет уже прогресса
И подводит к Моно, Соло − и запускается опять процесс,
В котором нет конца и завершений, а лишь полнота,
Где полным ходом Бог Творит.

Вот это − жизнь во всех слоях,
Где каждый слой благоволит: живи,
Не зная бед и горечи в пути.
Ведь Мадонасс − всё предоставляет,
От того и знает, где поворот в пути.
Но этот поворот – он расширяет
И запускает Свет, Любовь и радость.
Растворяет остановки все,
Не позволяет зацепиться за привязанность
И убирает с глаз долой обязанность.
Свобода только в человеке "быть" творит,
А также жизнь при этом не сужает.

И Мне вот многого не нужно,
Только запустить процесс чистейших истин,
Где тело Моё чисто от присвоенческих начал.
А тело Моё – храм жизни и исток Любви.

И так было всегда, и Бог при этом улыбался,
Так как не знали Мои дети горя, и Я всегда была стройна.
Никто не зарывался вглубь Земли и не присваивал – говорить от Бога.
Ведь Бог – СОЗДАТЕЛЬ всей Земли и Соучастник остального −
Через Меня лишь говорит.
И ведь это знали и очень почитали Мега-Связь.

Но семеро, Кирилл, нелепые божки и "названный хозяин"
Восстали против Бога, а значит, против Меня − Зеранты.
Или сказать иначе: влезли в Моё тело и нахимичили своё,
Где двоевластие воспроизвело на свет двуглавого орла.

Кирилл, что называется, не растерялся
И тут же поделил энергии Истока.
Из 1224-х разветвлений создал 108 иллюзорных комнат.
Если быть точнее, то − 102, а остальные 6 от вампиризма появились.
А дальше всем, как говорят, велел – жить только там,
А он присмотрит, чтоб жизнь для всех была "своя".
Ну, как "своя": для В. Путина и его собратьев она − одна,
А для других – уже иная.

Кирилла душу Я решила сжечь,
А значит, и душу его половинки.
Я не позволю по миру скитаться
С половинчатым значеньем,
При этом клин вставляя меж других.
А также все комнаты иллюзий Я разрушаю.
Кто не вышел, − Я не виновата, но выходы открыты.

Параллельно с этим делом зачинаются другие:
Разрушаю двоевластие и впридачу убираю римских пап,
Там ещё и мамы затерялись, но от Меня не скроешься сейчас.
Я – Перво-Женщина и Мать народов всех!
Я − продлеваю жизнь для каждого!
Не монахи и монашки, не папы, мамы, не президенты и т. д.,
Которые раздвоили голову орла и образовали круг решений и задач,
Где, по мнению их, Бог через них говорит.

Голова одна лишь у орла, не две,
И люди должны исходить от Перво-Женщины, от Матери – Зеранты.
Тогда: Бог с вами жизнь СоТворяет!

По Индии прошла Я
И ввела людей, которые за Мной спешили.
Их всех сожгли и в Ганг окунули.
Но Я подняла всех и расселила на Донбассе,
Сейчас они проявятся в определённых семьях.
И цель одна: всем донести Меня.

А Я везде и в каждом проявляю Бога,
Вернее, чувствуя Меня, Бог проявляется сполна.
И в этом сила, не в двуличном обитаньи,
Где только мысли о заводах, производствах
И местах рабочих одолевают всё нутро.

Для информации:
Работа всех заводов
За счёт энергий моего желудка шла.
Подменили люди гормон Любви
(А желудок ведь Любовь физически воспроизводит)
На продукцию заводов.
И в Моём желудке эти настроения прилипли,
Подпитываясь энергией Моей.

Да и ещё нелепые божки заводы все присвоили себе.
И это − в мировом масштабе.
Только на территории ДНР образовалось 150 божков,
Которые, смотрю, Меня не слышат, но в тело Моё лезут,
Чтобы урвать мечту: где как короли они, а люди − только пешки.
Сказать иначе: всё сгрести себе, впиться в Мой желудок как пиявки,
И как бы жить при этом, отвечая на вопросы граждан
Не хуже В. Путина, где люди умоляют всё облегчить,
Но короли, или вторая голова орла, поясняют:
"Вы что, хотите… жить как люди?
Нет, как люди мы – короли – живём.
На этом − точка, хотя… "я, мы" пофилософствуем о том, о сём,
Чтоб вам было спокойней".

Теперь Мне хочется сказать:
"Как корольки пожили, теперь − как все, живите".
Это значит:
Меня нужно услышать, прочувствовать, полюбить,
Отключить мозги свои, принять себя, найти свою половинку…
А затем уж жить.
И если хоть пунктик человек упустит,
То не жить ему на сей Земле.
Теперь только так жизнь в человеке продлеваться будет.
И это касается всех людей.

И сейчас акцент Мой концентрируется на том,
Чтоб каждый отыскал её или его, то есть половинку.
И людей всех Я подсчитала, где всех узнала
И сложила всех в кольцо.
На руку его одела, покрутила,
Чтобы отслоились те, кто не с Земли,
Те, кого сжигаю Я, а значит, отслоятся и половинки их.
И Я сожгу все души тех, кому не жить без половинок.

Божков Я убираю всех, и начинаю Я с Донбасса.
Закрываю на Донбассе всю промышленность, а значит, и заводы,
И на землю вывожу людей:
На 25, 30 соток, на гектары, высвобождая города.
Луганск подтягиваю и всю Луганскую область,
Затем всю Украину.

И разговор короткий у Меня:
Быть по-Моему − значит жить,
А не быть − значит не жить.

Любовь имею!

Оглавление

Рассвет

В продолженье Моего труда
Напомню Я, что Тело Моё – Исток чистейший.
Оно должно прозрачным быть
И чистым от присвоенцев.
Теперь Я очищаю своё сердце,
В котором прописались мелкие божки.

В сердце Моё в сутки
Поступает сто килограмм Любви.
А желудок производит:
Десять литров в сутки.

Разница, как видим, "на лицо"…
Теперь понятно должно быть,
За счёт чего или кого
Вторглись присвоенцы в то,
Что принадлежать должно народу.
Ну, как должно…
Промышленную деятельность Я не одобряю,
И на то есть личные причины.
Но объяснить должна Я
И раскрыть всем преступленья,
Которые Меня разворовали.

Фабрики, заводы и концерны,
Вроде, государству должны принадлежать,
А чиновники, директора всё это
Лишь направлять и двигать обязались в помощь…
Не бесплатно, за зарплату.

И на этапе определённом
Я решила так:
Раз люди отказались слышать Бога
И Связь Священную предали
(А Она по кристаллической решётке проходила
И в сердце каждое заходила.
А дальше желудок посещала,
Да и по телу разливалась),
То из Любви ко всем,
Надеясь на осознанность людскую,
Я на какое-то время помогу с ино-мечтой,
Где ум пытал, как дальше быть.

Я понимала, что человеку не прожить
Без мелких планов, где промышленность,
Рабочие места подменили Бога.

Но Кирилл влез в Мой кишечник,
Меня об этом не спросив, конечно.
Да к тому же настоял на том,
Чтоб "достойные", по мнению его,
Ворвались в Моё сердце.

Но подождите…
Какое право вы имели лезть в чужое?

И вот: "достойные" (по мнению Кирилла)
Как пиявки присосались к сердцу.
Любви-то в Моё сердце:
Сто килограммов в сутки поступает.
Вся промышленность с заводами, фабриками
И рабочими местами, на которые уселись люди,
В Моём желудке расселилась.
И очевидно: силы не равны.

И как следствие:
Власть имущие глупцы всё подгребли
И на себе всё закрутили.
И никто им противостоять не мог,
"Спасибо" молодцу Кириллу.

Я на это посмотрела,
Да и выгнала глупцов.
Вырвала своё Я сердце
Из рук бесхозных приживал.

И производство фабрик и заводов
Я закрываю, чем высвобождаю свой желудок.
Лично Мне противно наблюдать эти махины,
Куда приятней на гектарах раскручивать живую жизнь.

Цены на квартиры Я снижу до нуля.
Серые коробки пока будут стоять,
Но, может, уже завтра, всё это Я смету,
И люди спозаранку войдут в Мою мечту,
Где полная свобода воли придаст гектарам шарм.

От рук Моих тепло
Заполнит Землю влагой.
Тогда на каждом из гектаров
Речушка или озерцо
Наполнят радостью необычайной.

И что может приятней быть,
Когда на землишке-Земле
Закрутят хороводы люди
И пробегутся по Моим мечтам,
Свои мечты заякоряя.

Но в продолженье Моего труда
Выведу Я из семей стереотипы,
Где женщина, как говорится:
В спальне – проститутка,
На кухне она – хозяйка,
В обществе же – леди.

И эта схема за счёт Моих энергий
Утвердилась в людях,
И создала бардак невыносимый,
Где словно о Любви забыв,
Женщина с мужчиной в спальне
Удовлетворяют свой позыв.
На кухне всё иначе по определенью,
Хозяйка же она − не более, не менее.
Не человек и даже не Вселенная.
Но в обществе − холодная вуаль,
Или фантик от конфеты,
Накинутый поверх мечты,
Где она – леди,
Выдвигает правила свои.

И всё, ведь нет объёмного-то хода,
Где Бог и Я – Зеранта − расширяем все миры.
И каждую секунду предвосхищаем их сближенье,
Как в игре, и нужно предопределить свои хода.

Но о каких ходах возможно думать,
Когда есть чёткий план в постели,
Он же на кухне и в обществе засел.
И вместо женщины Я вижу грымзу,
Когда всё рушится вокруг.

В общем, изымаю Я свои энергии
Из замкнутого круга женщин.
И вывожу Вселенную Творца,
Где женщина объёмна и стройна,
Не думает о делах насущных,
А всегда − во связи с Богом жизнь Творит
И жизнью наслаждается.

Я, конечно, понимаю,
Что именно основанием служило
Или предшествовало
Затмению пути во всех.

Нелепые божки присвоили Мои энергии
И утвердились в мире и мир свой утвердили.
Но это не может оправданием служить,
Ведь Я была всегда, и Бог, Любовь
Всегда со всеми были.

Но, люди… в вас всё дело.
Я пробовала в Ватикан зайти,
Но мелкотой задавленные папы,
Боясь за власть свою, не позволяли
Ступить ногой Мне.

От того в народе зародилось,
Что Я – баба яга − костяная нога.
И никто не пожелал подумать,
От чего же произошло такое.

И следствие как обязы явилось.
Какая-то магия появилась.
И слабодушные пугались,
А в Ватикане ухмылялись.

Ведь тыкая иголками в соломенную куклу,
Бездушный "маг", а зародилось это в Ватикане,
Мог в слабодушных боль развивать,
А далее пугать, чтоб веру маломальскую украсть.

И подчиняли под себя народ,
Который верил, что с ним Бог.
На самом деле свои дела творили,
Где Бога не было, как и Меня – Зеранты.

А всё − от бестолкового ума,
Который в каждом закрепился.
Уж лучше дураком быть,
Но слышать и Меня и Бога.

Умственные способности
Только гневят Меня,
Ведь каждый думает, как жить,
Как прокормиться в этом мире,
Как властным быть
И кучу денег заработать.

А далее мелко-творные божки,
Вроде римских пап,
Бросают в народ крючки,
Где к каждому подвязывают мысль:
Бог только с нами, есть наука, знания обширные
И полезные ископаемые нам в помощь.
Женщины должны и то, и сё,
А если по-другому, то не женщина она.
И ум людской всё подбирает,
А дальше думает, как быть.

И думает, и думает, мозги сужая,
И в мир проявляя мысли все,
Не свои, чужие, от того Я только слышу:
"Где же Бог, как позволяет Он такое?".

Где, где?
Он − везде, но только человек мозгами дышит,
Забывая, что тело – храм.
И только в теле, не в мозгах одних,
Бог может жить.

От того прискорбно в вашем мире,
Сухо и сильно уж конкретно.
Там все присвоенцы возымели место,
Навязывая свои мыслишки.
А вы лишь следуете им.

Но если не умом, а телом жить,
То Бога можно в себе таить,
И с Богом можно жить,
Находясь со Мною в Связи.

И такая жизнь Мне и Богу в помощь
Расцветёт и посеет новую рассаду.

Любовь имею!

Оглавление

Я – Зеранта − и живая вечность

Мечты все в мёртвый круг вошли,
Желанье "быть" зашло в тупик,
А жёсткий кнут манил всех в путь,
И пряник сладкий повелевал мечтой.
Путь же незрелые божки обрисовали
И народу разъясняли, что и как.

Народ же не задавался сильно мыслью:
"А может, Бог внутри меня?",
От этого манящая рука божков
Повелевала верить в них.

А то, гляди… сам дьявол
Отдаст команду сатане
О том, чтоб демоны пришли
И привели с собой "друзей":
Всё тех же бесов, полубесов и чертей,
А с ними там, почти в самом низу,
И домовые тут как тут.

Вся эта компания не пойми кого
Обязана держать народ в узде.
И если кто-то заикнётся о свободе,
А тем более − о Боге, то пресловутые божки
Не защитят от нечисти людей.

И вот, вместо того, чтоб с Богом жить,
Народ осел в самом низу.
Поверх расселась нечисть,
А у руля − нелепые божки,
Они же с Богом, как говорят, на "ты".

И вот уже тысячелетия
Народ в попытках к Богу подойти
Пытается пробиться сквозь незамысловатую решётку,
Где семь страшных образов с рогами
Искушают и пугают, убивают и гневят.

И возглавляет непонятно что сам дьявол.
Он же, по словам божков, самым близким к Богу был,
А сейчас против людей восстал и армию послал на Землю.
Народ же, движимый кнутом, слова божков за правду взял.
И вот уже века ведёт борьбу с домовыми и чертями,
До полубесов и бесов только избранный один дошёл,
А чтоб дойти до сатаны, так это нужно «просветлённым» быть.
О дьяволе тут не приходится и говорить.

Ох, и лже-схему накрутили людям…
Это просто "фарш мясной",
Который подали на стол.
Народ же проглотил без задних мыслей
И верить стал не в Бога, а божкам,
Которые, смеясь, власть захватили.

Печален очень факт того,
Что так легко отбросил человек святое
И углубился в ересь.

Опять всему виной мозги,
Вернее, ум, который попытался всё продумать.
Хочется сказать Мне:
"Не думайте и не размышляйте, люди,
Живите телом всем, а значит, всем,
Что Бог и Я – Зеранта − предоставим".

В этом истина, в этом сила!
И жить легко и так любимо…
Путь ума нелеп и сложен,
Смерть несёт и не от Бога.

И Я – Зеранта – путь несу,
И путь всем продлеваю.
Со Мной животное Пространство
Благоволит − найди своих животных.
Мир растительный звенит,
О соответствующих Пространствах оповещая,
Чтоб человек нашёл себя и родовое дерево в придачу.

Ведь ступни по земле ведь ход дают,
Всё тело оповещая о Пространствах вечных,
Земля в себе хранит живое,
Чтоб подарить былое, о настоящем не забывая.

И род для человека очень важен,
В нём Связь со Мной хранит те звенья,
Которые не знают времени отчасти,
Храня Любовь всех миллиардов лет.

И что может прекрасней быть:
В лучах святых Зеранты жить.
Не думать о былом, о настоящем,
Но трепетно хранить Мега-Пространство.

И мир растительный всем в помощь
Отдаст хранимые деревья рода,
Чтоб посадили люди их в своих Пространствах
И не боялись потерять реальность.

Ведь если человек не слышит
Или на связь со Мной не вышел,
То легче Мне в деревья родовые
Подселить энергии прогресса.

А человек проснётся утром,
Пройдётся по гектару не спеша,
Обратит внимание на родовое дерево,
И тут как тут энергии прорвутся в тело,
И путь продлят и вечность усладят.

Не дьявол со своей компанией,
Не пресловутые божки…
А Я – Зеранта − жизнь даю,
Прогрессом заполняю,
А также Бога продлеваю,
Слова Его передаю.
Для каждого они свои, конечно,
Но смысл, жизнь, Любовь и половинка
В словах тех без утайки всем предопределены.

И важно Мне сейчас:
Собрать себя и свою душу.
Ведь растащили Мою печень, селезёнку и мозги,
Вернее, как присоски присосались,
Умертвляя жизнь людей.

Но Я решительно настроена сейчас,
И тело, душу Я практически отвоевала.
И как только вырву Я из рук божков святое,
То прояснится мир для всех,
И сказка выйдет вся из были.

Решётку дьявола Я растворяю,
И всех божков Я убираю.
Кто по старинке себя отдаст не Мне,
То поплатится жизнью.

Я никогда не отступала,
И Бога Я не предавала.
Вот так и каждый должен жить
И Меня в себе таить.

Не дети, жёны и мужья,
Не мамы, папы и друзья,
А Я – Зеранта − для каждого важна,
И только так возможно выжить.

И эта связь длиною в вечность
Провозгласит: живи со Мной…
Определит своё значенье
И Бога в каждом оживит.

А также половинку подведёт
И счастьем увенчает,
Омоет от измен, предательств
И Дух с душой в мечты продлит.

И очень важно не забыть,
Что только Я ─ твоя навечно,
И от Меня идут миры,
И новые в зачатке, тоже в планах.

И образы Мои всем в помощь,
Пока деревья родовые не взрастут,
Откроют информационный Мега-Ритм,
Где каждый день реальность поджидает.

И всё легко, прозрачно и любимо,
В спиралях всех миров необратимо
Идёт к мечте Моей и Бога,
Расширяя параллельные миры.

И каждый параллельно тоже жив,
В себе Нашу мечту определяя,
А значит, общее начало
Войдёт в спиралевидный ход.

И жизнь прекрасной станет,
И каждый от души провозгласит:
Есть Я – Зеранта, Бог и человек
И более никто не в праве подмешаться.

И Бог весь мир хранит
И миром управляет.
А Я – Зеранта − всё направляю
И в человечество перенаправляю.

Не мелкие божки,
Не "названный хозяин",
Не присвоенец тот Кирилл,
Не В. Путин – господин.

А Я – Зеранта – Перво-Женщина и Мать для всех
И самый лучший друг в пути.
Я всё храню и расширяю
И каждому предоставляю:
И жизнь, и сказку, и Любовь…

Только попрошу: не спите,
Время ведь идёт, как ни крути,
И жизнь впустую может вся пройти,
Останется только отчаянье в остатке.

Потом опять на перерожденье Я отправлю,
И заново всё собирать необходимо будет:
Меня искать, себя, Любовь и Бога,
Себя пытая: как же дальше быть?

И может быть: никак не быть,
А только миллиарды лет впустую
Внахлёст подвяжут жизнь одну.
За ней ещё, ещё… и всё − тупик, за ним и смерть,
И круг возобновится вновь.

И сложность этой проблемы в том,
Что Я всегда на связи, но связиста нет.
Лишь ум пытается прожить,
Определяя: чему быть.

Совет:
Если жизнь эту прожить со Мной во связи,
То другая жизнь во связи зародится.
И Я и человек навеки вместе будем,
А значит, жизнь откроется сполна.

И так за жизнью жизнь, из жизни в вечность,
Меня в себе храня, возможно вырваться в реальность
И помнить всё, храня Меня, себя и Бога, а подстрахует всё Любовь.

Любовь имею!

Оглавление

Вселенские преступления: выявление и изъятие

Бывает так, что люди искушаются на преступленья,
И преступленья имеют разный смысл.
А может, и без смысла разрывают люди сферы
И тешатся иным.

Оттягивала Я тему людоедства,
Но час настал поведать всем о том,
Как некоторые люди посягнули
Забрать энергии другим путём.

И путь этот до тошноты противен.
Я ещё могу понять, если нет выходов иных
Для спасенья своих жизней.
Но когда есть помыслы иные…,
То нет сомнений: это – эгоизм.

Необходимо, думаю, поведать,
Как четверо мельчайших человек
Проглотили Мою печень, часть кишечника
И 60% Моего желудка.

Зачинщик этого − Р. Ахметов,
Но побоялся он один,
И взял с собой, как говорят: "для пары",
Ю. Лужкова, А. Лукашенко и А. Трехлебова.

Всё думала Я, размышляла:
Как человек мог докатиться до такого?
Искала оправдание, но не нашла,
Ведь эти люди Меня физически из жизни вывели,
И Я не одобряла этот жуткий план.

Также Я не смогу скрыть факт того,
Что М. Галкин съел А. Захарченко живьём,
А с ним энергии КрайСта.
Возможно, и неосознанно
Такое имело место быть, но…

И по миру пошло двуличное созданье,
Которое собой прельщает и искушает,
Нагнетает и смещает…
Им легко и восхититься и умилиться,
Но пустота его всё расхищает.

Описанное Мной
Не в Пространстве животных зачиналось,
А далее воплощалось, нет…
Это в людском Пространстве происходило,
Поэтому необратимо… к личному Пространству
Ещё Пространство приписало.

Эдакий орёл двуглавый,
Но вместо головы фальшивой
Было присвоено чужое:
Энергии, Пространства, жизни часть
И власть повелевать сознаньем…

От того и М. Галкину легко,
Живёт, копирует других…
Другие в восхищенье от него,
Ведь энергии КрайСта прельщают.

Но пуст собой он,
В нём пустота и только,
Манящей властью искусится, подгибает
И перемалывает человека, людей… в пустое.

Не сомневаюсь, и А. Пугачёву
Он отвёл от истинной дороги,
Где через песни
Я соединяла мир с Собой.

А вот Р. Ахметов и его дружки
Осознанно на этот шаг пошли.
За тысячу лет перед рождением Христа
Р. Ахметов провёл диагональ,
Где чётко, с помощью ума осмыслил:
Не понимает он Меня, не любит вовсе.
И тяжесть мысли, что Свет Мой он потеряет навсегда,
Свела его с ума, в буквальном смысле.

И по миру пошла волна,
Которая отсоединила от Меня Христа…
Подмешала непорочное зачатие от святого Духа,
Свела людей и сжала в точку.

Смешенье двух Пространств:
Р. Ахметова и Моего,
Создало путаницу в народе
И дало силу говорить от имени Зеранты.
А значит, власть себе, в обход Меня, присвоил.

Остальные три человека:
Лукашенко, Лужков, Трехлебов
Не понимали, что замышлял Р. Ахметов,
Но помогали разделять народ,
Отодвигая Меня подальше.

Их действия отдалили от Меня Христа,
Преподнеся народу господа,
Или Бога, решающего всё за Меня.
Иисус, конечно, не поддался на такую провокацию,
Но человечество глотнуло искушение сполна.

И дальше почва для порабощения
Сама собой образовалась:
Сетевой маркетинг, брокеры, дилеры и т. д.
Влезли в народ, решая недопустимые задачи.

Ведь оборвалась Связь со Мной,
Земля ушла из-под ног,
И каждый человек завис, не зная,
Что только Я продляю жизнь.

Не Иисус, на которого скинули Мои задачи.
Не мелкие божки, присвоившие часть Моего Пространства.
Не их шестёрки, контролирующие денежный поток.
Не президенты − выдвиженцы власть имущих.

И человечество Земли,
Вместо того, чтоб расширяться
В Моих мечтах, объединяющих Вселенные, миры…,
Вогнало себя в точку или в сеть,
Где жизнь вся возле власти, возле денег
Образовала скотское движенье,
Ведущее людей в тупик.

Через животное Пространство
Невозможно перенаправить Связь.
Ну, съел свинину или барана,
Ну, бегают земные твари в головах людей
По лугам, по лесу,
Иллюзорное движенье создавая.
И на этом − всё.

И Р. Ахметов это понимал…
Отчасти понимал это и М. Галкин,
Хотя Я сомневаюсь, что М. Галкин
До конца осознавал, поедая человечье мясо,
Что энергии КрайСта,
Которые Мной и Заром воспроизвелись
В момент определённый и поселились в нашем сыне,
Вознесут его до вечности живой.

А вот Р. Ахметов был очень близким Мне
И нёс в себе осознанность большую.
Но не могу понять зачем,
Ведь Я всегда его прощала,
Он так поступил со Мной, с людьми и с Богом?

Троих его помощников в счёт Я не беру,
Они тогда были пустые, сейчас − подавно.
М. Галкин был завистником А. Захарченко всегда,
Поэтому понятны Мне его дела.

Один Р. Ахметов чётко понимал
И цели, и последствия, которые Меня подменят.
Он пожелал быть Мной, дела Земные подминая.
И если что, всё скидывать на сына Моего: Христа,
Мол, это он во всём виновен.

И вся эта круть-верть ко Мне сходила,
В Моём теле расселяясь.
Я долго не могла понять…
А когда Мне ясно стало,
Не могла отсечь,
Ведь чётко видела Р. Ахметова,
Но остальные три, словно в тени засели,
Подпитывая себя Мной.

Теперь Я отсекаю четверых,
Себя Я возвращаю, свою Связь,
Часть своего Пространства и Бога также.

Я отсекаю М. Галкина,
В нём пустота,
Энергии КрайСта Я изымаю
И перераспределяю по спирали.

А людям Я объясню ещё раз:

Я – Зеранта – есть и буду!
И если кто от имени Моего придёт,
Заявит о себе, а вы Меня оставите,
Переметнув к нему…
То не обижайтесь,
Я вас разорву на мелкие кусочки
Вместе с выдвиженцем на роль первоистока.
Посмотрите, до чего дожились вы…
До маразма, до абсурда,
В рот каждого заглядывая выдвиженца.

Но Я всё возвращаю на круги своя,
Где Я – Зеранта, Бог, Любовь –
Правители всего Творящего Пространства,
А вместе с Нами – и человечество Земли.

Я возвращаю каждому Пространство человека,
Которое украли выдвиженцы за счёт Моих энергий,
И подселяю рядом с каждым человеком.

А это значит, бег закончен в чужих мыслях,
И начинается живая жизнь со Мной,
И путь открыт в Любовь и сказку,
И в вечность истинного смысла,
Где зарождаются миры.

Любовь имею!

Оглавление

Не думая, не размышляя за Зерантой в путь шагая…

Единый Ритм Мной каждодневно продлевается,
И все процессы многомерно запускаются −
С учётом всех людей Земли.

И Мне – Зеранте – ясно и светло,
Понятно и прозрачно, но…

Возникают очень часто ситуации,
Где люди пытаются замедлить общий Ритм:
Примерками, вымерками и мыслями своей судьбы...
От того и время тает, взамен же пустота пытает
И бег навстречу эгоизму ускоряет, где:
Всё в пределе замеряется,
Законы непонятные внедряются,
И хлыст спешит направить всех
В края далёкие, в моря глубокие…
За непонятно чем.

Я раскрывала Фаргуста деяния,
Где через МВФ, ООН и другие организации
Он втягивал все страны в хаос, в ложь
Во имя своих жалких мыслей.

А начиналось всё с простого:
Он тормозил Мой Ритм.
И ковырялся в своих мыслях:
Сейчас продлить или попозже Мега-Ритм,
Присваивая себе момент, в котором можно отсудить,
Присвоить или пропустить.

Можно и на примере показать,
Как выглядит такой момент:
Представьте, президент
С проверкой заезжает в ЖЭК
И задаёт простой вопрос:
"Скажите мне,
Когда же наступит время то,
И план работ, мной утверждённый,
Где трубы нужно заменить,
Физически блеснёт?"

А ему навстречу, возмущаясь и крича,
Выбегает слесарь Сидоров:
"Да вы ж мне трубы не такие дали.
Они ж должны до миллиметра подходить,
А сантиметр-то уступают.
Вот я и жду,
Когда начальник утвердит подгонку труб.
Затем я трубы подгоню и план закрою".

Ничего, что месяцы бежали,
Зарплата шла в карман,
А дел как нет, так и не предвидится.
И каждый норовит определить и взвесить Ритм,
Чтоб утвердить себя на роль провидца.

Затем уж можно обвинить главу:
Мол, что за мода нынче клянчить,
Мне, чтоб произвести свою работу,
Необходимо чётко видеть:
И силуэт и профиль…
Затем поправки свои внести
И можно что-то произвести.

И это "что-то" Фаргуст старательно внедрял
И время перенаправлял впустую.
И если Я его спрошу:
"Что за бред ты предоставил?",
То он в ответ лишь:
"Так это Ты – Зеранта – так велела…
А я лишь выполнял Твой план".

И Я опять виновна в том,
Что этот "пень" Меня не так услышал…
И две тысячи лет
Вместо освободительного движения
Принуждал народ идти его путём порабощения.

И если «названного хозяина» спросить:
"Что ж ты сделал?",
То в ответ услышу всё то же:
"Так я ж Твои планы выполнял".

В итоге Я виновна в том,
Что эти "пни" внедряли ересь.
И время, чтоб изменить весь мир,
Они заставили работать на себя.

И вот с кем Мне выводить Единый Ритм?
Один не так услышал,
Другой подумал и устал…
А третий вовсе недослышал
И перевернул всё кверху дном.

А Я тружусь в своих мечтах
И вижу каждого счастливым.
И на гектарах в кораблях
Живут все люди, не страдая.

Напротив − радостны они
В своих трудах, где всё несложно,
Когда, Меня в себе храня,
Возможно Ритмы перенаправить.

И мыслей нет, ведь чувства поджидают −
Идти своим путём, который Я и Бог продляем,
И не заботясь ни о чём – Пространства все открыты,
Где Бог и Я – живём и всем даём в достатке жить.

Так нет, всё усложняют люди…
И мыслят, мыслят: "как же жить?"
А если Я даю заданье или Ритм,
То ум спешит всё умертвить.

А время ведь идёт,
И жизнь проходит, все стареют,
Умирают, и круг возобновляет ход.
А Я-то знаю: старости и смерти нет.

И как Мне объяснить,
Что жизнь не прерывается…
И тело не стареет,
Если с Богом жить.
И можно вечно жить,
При этом молодость в себя впуская,
И клетки тела, если продлевать всем жизнь,
Регенерацию проходят каждодневно,
Тогда вопрос: зачем же уходить с Земли?

Живи и радуйся в Любви.
И нет проблем в Пространствах Бога,
Есть счастье, образы живые,
Которые неумолимо взрыхляют жизнь.

И неужели всем по нраву
В среднем лет 60 в обрывках жить?
Когда есть Я – Зеранта, Бог, Любовь и вечность,
Которую мы каждому с желаньем предоставляем…

Неужели всем по нраву,
Мои планы рушить?
Когда раскрывают жизнь они
И счастье каждому несут.

Это ж как же нужно мелко мыслить,
Чтоб не видеть общий смысл?
А значит, жить пристрастно лишь своим
И по миру ходить одним и тем же кругом.

В свой момент решил Мне помощь оказать
Александр Патер Дий (Хиневич) − убедить Р. Ахметова
Со Мной контакт наладить.
Но вот уже который день ведёт борьбу со Мной.

И Я не понимала, в чём же дело,
Пока не состыковала информационные ячейки.
Так вот, Александр вышел на Ахметова,
Но тот, себя оправдывая, намалевал картину,
Где Я – Зеранта – вроде А. Гитлера,
Подминаю всё и всех простыми истинами.
Да и ещё к тому же, если не по-моему выходит,
То Свет Бога Я изымаю из того,
Кто пытался жизнь свою наладить.

Р. Ахметов прикинулся обманутым и ущемлённым
И предупредил Александра, что, помогая Мне,
Роет он могилу для себя.
А тот, наверное, испугался, навесил на себя броню
И вышел воевать со Мной.
Когда должен был Мне помощь оказать,
Ведь сам вызвался поговорить с Р. Ахметовым,
А Я ещё осталась виновата,
Ведь, по словам Р. Ахметова: Я − завоевательница мира,
И приближённых сметаю на ходу.

Вот такая вот белиберда случилась,
И остановился Ритм, не общий, а локальный.
Но Мне от этого не легче,
Теперь попробуй Александру объясни,
Что жизнь прекрасна в Моих мыслях.

Опять же: думать начал, сопоставлять,
Вместо продления в пути Бога.
Когда Я уж миллиарды лет твержу:
Не думайте и не размышляйте,
Бог продумал всё.

Ушки выставьте свои и ждите,
Когда направлю с Богом каждого из вас.
И лишь храните Связь со Мной,
И чувствуйте Меня, Любите.

Остальное непотребно человеку:
Ни знать, ни двигать или передвигать…
Ни ковыряться, ни идти, стоять,
Пока Я путь всем продлеваю…
Когда продлю,
Тогда уж можно сделать шаг
По миру, по мирам, по тем Пространствам,
Где Бог уж постоял.

И там ведь всё понято,
Продумано, предопределено.
Живи и радуйся, человек, со Мной,
Любовь в себе высвобождая.

Вот как-то так желаю Я,
Чтоб человек за Мной шагал.
Не за присвоенцами,
Которые как "пни" стоят
И замыкают на себе все станции.

Только за Мной и Богом
Должен каждый поспевать.
Без мыслей поле открывать,
Где все необходимые Пространства
И ждут, и манят в жизнь и в вечность.

Любовь имею!

Продолжение следует…
Оглавление